Места

У Черного моря

У Черного моря

Автор:

03.10.2016
 415
 0

Анатомически Гаспра считается частью Ялты как городского округа. Но Ялта и Гаспра совершенно не похожи. Как своё лёгкое и пересаженная печень. Печень важна в краю виноделия. Вот послушайте. В Ялте можно найти местных жителей, и не за прилавком сувенирной лавки, но близко неработающего банкомата, например. На набережной и в окрестностях примерно два банкомата, и один не работает; только что могутный мужчина в майке-алкоголичке пнул его загорелой ногой. Тут же девушка, замотавшая голову в пестрый шелк, со смехом говорит своей спутнице, фарфоровой старушке в африканском платье: вчера за пять минут десять новых ругательств здесь узнала. Лишними не будут, – отвечает старушка практично.

В Гаспре местное население отсутствует, или представлено суетливыми хозяевами комнат, сдаваемых бледным континентальным жителям на недели, дни, повезёт – месяцы. Но бывают исключения, бывают. Вот около магазина «Кормилец» собирается ежедневно тройка человек, члены буквально дискуссионного кружка, обсуждают землетрясение в Японии, блог Навального, полнолуние и неминуемое превращение женщин в ведьм. Самую младшую из них, Светку 44 лет, не принимают всерьёз.

В Ялте вечерами на набережной – живая музыка, три шага пройдешь – а вот и другая, уличные танцоры на специально разложенном поле дают жару, фокусник готовится вытащить из рукава белого голубя, саксофонисту подпевает его собака, по виду – хорошая дворняга. От цоевского «апреля» (какая славная песня! это новая?) через сиротские напевы гармониста (боже мой, мама, опять он тут, уверена, ему платят только за то, чтобы замолчал) к любителю шансона в белых укороченных штанах и красных мокасинах. Он доволен собой и любим зрелыми женщинами в гороховых платьях и предельно насыщенном макияже. Женщины собираются стаями и свирепо танцуют до упаду, не забывая кормить ящичек для денег крупными купюрами.

yalta2

В Ялте сворачиваешь с набережной и попадаешь на круто взбирающуюся вверх узкую улицу с прелестными домами, балкончиками, террасками, розовыми кустами, вечнозеленым лавром и еще чем-то из семейства мальвовых, и получаешь возможность быть не развеселым курортником в парео поверх купального костюма, а вдумчивым странником, почти менестрелем.

В Гаспре проложена одна тропа для всякого вида отдыхающих, это Алупкинское шоссе. Алупкинское шоссе устроено так – серпантинистая узкая дорога, по обе стороны дома отдыха, иной раз и парк-отели с собственными канатными дорогами(новация времени). Тротуары есть далеко не везде, и вот ликующий люд праздно шатается от санатория «Парус» до пансионата «Актер». Примерно на середине маршрута клочок разношерстных едален и продуктовых магазинов; банковские карты не принимают, продавцы мстительно кричат зазевавшимся старушкам, божьим одуванчикам: поберегись! когда в дверь заносят ящиками крымское вино, по цене превосходящее все крымские вина в других регионах. Курортная зона, чего.

gaspra

По Алупкинскому шоссе курсирует рейсовый автобус, указатели на лобовом стекле завораживают: Алупка-Ялта, например, или Мисхор-Новый Свет. Автобусы битком, курортникам немного помогает малое количество одежды по летнему времени, но мешают соломенные широкополые шляпы. Вот автобус, старательно вписавшись в поворот, тормозит на остановке «Санаторий Днепр», в числе прочих выдавливает из душного нутра пару из сердитой женщины и мужчины с тревожным взглядом. Женщина плотно охватывает локоть спутника пальцами и правой, и левой руки, для надежности, и говорит: «Геннадий. Тю! Ну что ты опять придумал. Мы в тысяче мест могли купить сигареты». Её вольный южный говор расцветает теплым вечером, под крымскими соснами и вечно-зелеными пирамидальными кипарисами.

Геннадий четко, собранно отвечает: «Пятнадцать-двадцать минут». «Каких двадцать? – яростно кричит женщина, поправляя перекрученные лямки сарафана, – пятнадцать, Геннадий!»

Геннадий не тратит время на ответ и резво стартует в сторону центра Гаспровской цивилизации. Успеть за пятнадцать минут. Выпить пива? Сто пятьдесят водки? Беги, Геннадий, беги.

Ялтинская набережная одной своей стороной имеет Черное море, а другой – нормальную пешеходную улицу, бутики таращатся всеми разодетыми манекенами, магазины элитного алкоголя и дорогие гостиницы. Вот эту, говорят, с названием София, подарили Софии Ротару. Пышная растительность во дворе, огни в самых неожиданных местах горят, пахнет цветами и еще этот их сапах сигар доносится. Может быть, тоже дорогих. К парадному подъезду в явном состоянии войны плетется семейство из торжествующего в гневе отца, усталой матери и двух дочерей, младших подростков. Отец возглавляет шествие, часто оглядываясь и покрикивая: «Давайте, ногами шевелите! Сколько можно вас ждать! И чтобы сейчас из номера ни ногой, ни пальцем ноги!» Первой начинает кивать мать, как ни странно, и в глазах её вот это выражение: испорчен отпуск, к чертям испорчен отпуск, и не для нее все эти живые музыки, настоящие фокусники и даже Черное море – не для нее.

yalta3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *