Истории

Ох уж мне эти сказки!

Ох уж мне эти сказки!

Автор:

02.07.2015
 389
 2

Одна моя подруга разделяет успешных женщин на Золушек и Златовласок. Это, по ее мнению, две большие группы с принципиально разными исходными данными и личностными характеристиками. Золушки с удовольствием учатся, потом много и напряженно работают, всего добиваются самостоятельно, и хрустальные туфли им идут необыкновенно к натруженным ступням.

Златовласка же мотается без дела по улицам, шлепает вольно разгильдяйскими вьетанмками по тротуару, в крайнем правом ряду проезжает знаковый автомобиль — случайный мерседес или лексус. Златовласка по наитию взмахивают рукой, знаковый автомобиль мягко притормаживает, гостеприимно распахивает дверь. Златовласка проскальзывает в салон и улыбается водителю. Водитель немедленно вытряхивает на обочину предыдущую постылую женщину с заднего сиденья, нежно целует прекрасную Златовласку в чистый лоб и радуется.

Хотя в случае Золушки напряженного труда было бы недостаточно. Что бы она без Феи, до сих пор отделяла бы овес от пшеницы и пропалывала розовые кусты. Элемент везения или чуда должен присутствовать в жизни Золушки, а Златовласке тоже хорошо бы не оплошать — удачно выбрать автомобиль и быть прекрасной, а это нелегко.

А иногда очень часто одна и та же девушка в разные моменты времени является то Золушкой, то Златовлаской. Например, художница пишет увлеченно картины, не спит ночами, смешивает краски и ищет новые пути. Вся в искусстве, снова и снова бежит в какое-нибудь красивое место для завершения чудесного пейзажа, под мышкой этюдник, волосы в беспорядке. Пытается картины продавать, но не очень успешно — без имени-то. Дарит их знакомым, знакомые вежливо декорируют жилище, и вот как-то в один декорированный дом случайно заходит состоятельная семья. Семья только что отстроила себе большой коттедж и именно искала разных украшений, в том числе и для стен. Семья восхищается работами художницы и заказывает ей сто картин для своего нового дома.

Художница ликует, идет в специальный магазин и покупает на честно заработанные деньги много красок, новых кистей, холстов, подрамников и прочего, все это довольно объемно и неудобно при переноске. Художница перекладывает пакеты из рук в руки, роняет несколько, чертыхается и взмахивает рукой проезжающему в крайнем правом ряду автомобилю. Автомобиль останавливается, это знаковый автомобиль.

Через полгода художница алеет щеками на открытии персональной выстав в престижной галерее, а гости выпивают шампанского и закусывают крошечными бутербродами со странным мебельным названием “канапе”. Через год художница украшает личными картинами уже собственный большой коттедж, указывает горничной на недостатки влажной уборки, сокрушенно качает головой, обсуждая с подругами бывшую жену знакового мужа. “Ни стыда ни совести, — говорит она убежденно, — сели на шею человеку, ноги свесили. В Турции им отдыхать, видишь ли, не нравится! Им нравится в Доминиканской Республике отдыхать, видишь ли! ”

Прекрасна судьба Красной Шапочки. Правда, ее не назовешь успешной. Но это очень, очень привлекательный вариант — носиться с волками по лесу, попасть в кучу неописуемых ситуаций, разговаривать с грибами и другими ежиками, конкретно подставить бабушку, потом попасться самой, буквально погибнуть, чудом спастись, и бабушка тоже. Плюс охотники или лесорубы, кому что нравится. Красота, красота! Для темпераментных женщин идеально.

Мертвая Царевна невыносимо скучна. Ну что это такое, сплошной хрустальный гроб, и королевич Елисей где-то на выселках, и пока еще он доскачет, ему с ветром надо парой слов перекинуться. Но многие дамы предпочитают. Вполне умные, высокоорганизованные личности, и в целом выигрывают.

Анна П., скажем, работала врачом в поликлинике. Один раз в поликлинических коридорах раздался страшный шум, крики и звуки падения. Анна П. выглянула в недоумении. Оказывается, в переулке напротив случилась бандитская перестрелка, один прохожий был ранен, его принесли в стены медицинского учреждения и надо вызвать скорую помощь. Знакомые с кровью только по лабораторным анализам, участковые терапевты ужасно растерялись. Анна П. решительно шагнула к потерпевшему. Разорвала свой белый халат на бинты. Обработала рану, наложила повязку. Выдохнула.

В следующем месяце в ее кабинет вошли три человека. Один нес корзину цветов размером с барашка, другой — восемь пакетов с предметами гастрономической роскоши. Третьим был потерпевший и перевязанный когда-то. Анна П. холодно сверкнула линзами очков (была немного близорука) и попросила забрать дары, спасибо, но это лишнее. Потерпевший прикладывал руку к груди и выражал благодарность. Анна П. напомнила, что она ведет прием и в очереди ожидают люди. Потерпевший был вынужден отступить, цветы вручить первой случившейся медсестре, а банки икры, сыр камамбер, шампанское “брют” и мидии — ошалевшим старушкам с гипертензией.

В результате он просто потерял покой и даже сон, и без того нестабильный. Каждый день встречал Анну П. после смены, сопровождал на вызовы, писал письма и посвящал сонеты. Научился слагать, да. Кажется, именно это и называется — потерять голову.

Когда Анна П. спустя полгода приняла от него букет и приглашение в театр, он был счастлив, как никогда раньше. И никогда позже, было бы красиво добавить, но это не совсем так. Думаю, градус счастья потерпевшего еще повышался. И повышался. Вот и славно, отметим мы, и вспомним Курочку Рябу для смеха.

2 комментария на «“Ох уж мне эти сказки!”»

  1. Клаус:

    каждой девочке – по её заслуженной сказке!

    • Ива:

      Сказка должна быть вокруг. Печально,что ее надо заслужить,расшибись в кровь и тогда эаслужишь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *