Истории

Сюрпризом торжество!

Сюрпризом торжество!

Автор:

08.06.2016
 682
 0

В кино это выглядит так: усталый именинник, отстоявши три смены у токарного станка (в операционной сутки с трепаном наперевес), возвращается домой. Имеет по пути миллион неприятностей разного масштаба, беседы с сотрудниками полиции, нападение в супермаркете, сход снежных лавин, встреча с сумасшедшей старой любовницей. Но вот уже и дом притих, погружен во мрак, дверь не стукнет, не вспыхнет огонь. Именинник, ругаясь сквозь зубы, что ни одна сволочь не вспомнит, злобно открывает дверь, а тут – вау! цветы, фонтаны, маленькая толпа друзей, у всех в руках китайские фонарики, затейливые подарки, поют райские птицы, раскинуты столы и так далее. Именинник счастлив, ему дарят поцелуи красивейшие девушки, воспитанные таксы и послушные дети. Именинника попускает, он жадно опустошает бокал ледяного шампанского, потом еще, и танцует благодарственную джигу. Все хорошо, все получилось.

На деле  торжества сюрпризом редко имеют столь благополучные сюжеты. Нет, скандалы с сотрудниками ГИБДД вполне могут случиться, но далее что-нибудь пойдет вкривь и вкось. Зачастую сильно вкривь и сильно вкось. Например, как-то моем бывшему мужу должно было исполниться тридцать, что ли, лет. И он очень расстраивался, что нет возможности полноценно отпраздновать это событие. Горевал и буквально рвал волосы. Что же, говорил бывший муж, я за чертов неудачник, не могу пировать в свой собственный юбилей с дорогими гостями, потому что денег, как таковых, нет. И я решила стать доброй женой и организовать ему сюрпризом торжество. Чтобы он до последнего рвал волосы, а потом возликовал и принялся целовать с благодарностью мои натруженные от забот руки.

Подошла ответственно. Бывший муж более всего ценил выездные мероприятия, причем не обобщенно выездные, а в родительский загородный дом. Требовалась большая подготовительная работа, и я её провела. Договорилась с родителями. Пригласила друзей, взявши у каждого обещание молчать до последнего. Составила меню – о, это было идеальное меню для пикника, с рулетиками из лаваша, канапе на шпажках, свертками из баклажанов и, разумеется, шашлыком трех видов (мясо, рыба, курица). План был таков: в шесть вечера дорогие друзья именинника собираются на даче, превращают дрова в угли, топят баню, откупоривают бутылки и поджидают. Имениннику звонит мама и грустным голосом говорит, что отцу нужна помощь, и поскорее. Будучи отличным сыном, именинник, пусть и чертыхаясь про себя, но немедленно мчит к родителям, тут его и ждет самый большой в мире сюрприз.

Сначала все шло прекрасно. Еда была хорошо упакована, предварительно нарезана, проткнута шпажками, мясо замариновано (каждое по-своему! курица – в мацони!), гости заворачивали подарки в красивые бумаги, подписывали открытки и репетировали тосты, даже предполагалась какая-то творческая составляющая действа – двое активистов подготовили мини-представление на тему милитаристских интересов виновника. А еще я накрутила на каждую тарелку для канапе разноцветной фольги, получилось нарядно, даже как-то по-новогоднему.

Погода выкатила порцию честного бабьего лета, завтра суббота, послезавтра воскресенье, заслуженный отдых, баня с вениками, хорошая еда и купание в прохладной Волге, проистекавшей на задах участка. Сбоить начало сразу после материнского звонка имениннику. Дело в том, что именинник хоть и взял трубку, но без всякого «алло» и «здравствуй, мамочка, спасибо, что подарила мне жизнь», рявкнул, что просил же, просил не беспокоить его на работе, где он, наверное, работает, а не околачивает груши. Мать, не привыкшая к такому обращению, швырнула телефоном в отца, попала в стену, плюнула и ушла в лес по грибы, по ягоды. Предварительно она сказала, что рожала сына не для того, чтобы он ей хамил на старости лет, и что если бы она знала, то подумала бы еще несколько раз, стоит ли затеваться.

Забыла упомянуть, что большое участие в приготовлениях принимал брат именинника, знаменитейший на районе алкоголик. Он взял под свою эгиду весь ассортимент напитков, и лично дегустировал, чтобы не приведи господь. В момент материнского исхода в леса брат именинника лакомился водкой из огромной пятилитровой бутыли, снабженной помпой, поэтому от комментариев отказался, но неодобрительно промычал с места, что другие члены семьи не позволяют себе оскорбления матери. Отец обратил внимание на неукротимо понижающийся уровень напитка в бутыли и надавал брату именинника пинков.

Меж тем гости съезжались. Это тоже довольно кинематографичный момент – все эти разносортные автомобили, семейные разговоры: «только не пей белую» – «опять ты со своим мещанством»  – «интересно, с кем придет Валера» – «а мне нисколько» – «у Ваньки занятия по английскому» – «а я завтра записался к Ольге» – «к кому?» – «к Ольге» – «спасибо, исчерпывающе». Гости съезжались, парковались вдоль забора и в загашничке слева, обнимались, праздновали встречу и предвкушали разгул на всю ночь и следующий день.

Накрыли на террасе, скатерть гармонировала с салфетками, декоративная фольга отражала лучи заходящего солнца, ветви яблонь клонились под тяжестью красно-зеленых плодов. Уполномоченный бармен лихо тряс шейкером, предлагая вновь прибывшим кровавую мэри и что угодно. Брат именинника воровски подкрадывался к веселью, маскируясь под соседа с дачи напротив, и тянул свои подрагивающие руки алкоголика к высоким бокалам. И даже мать вернулась из лесов, умиротворенно обнимая корзину, полную подберезовиков и маслят.

А именинник пропал. Он выключил телефон. Его ближайший коллега – тоже. Пропал и выключил. Начинать без именинника многим показалось искусственным, и была созвана и выслана экспедиция в город, призванная разобраться. Проще говоря, я прыгнула в машину гостя, не успевшего еще пригубить водки с томатным соком, и мы поехали.

На месте выяснили страшное. Нет, вправду страшное – старушка-уборщица, вздрагивая голосом, сообщила, что весь личный состав типографии вызван на допрос в ФСБ, и это с самого утра. А что, а что, – спрашивали мы старушку, и душа просто проваливалась куда-то, гораздо ниже пяток. Генетическая память, 37-год, черный воронок, Лаврентий Берия, называйте как хотите, но весть о члене семьи, с утра удерживаемом в стенах федеральной службы безопасности, мгновенно превращает вас в параноика. И неизвестно.

Старушка-уборщица предполагала самое плохое. Она так и сказала: предполагаю самое плохое, и мы вышли наружу, глотать остывающий воздух и думать. А о чем, собственно, тут можно было думать; приятель именинника вежливо предложил свои услуги в плане пойти и узнать, но часовой у парадного фсб-шного подъезда нас наладил обратно, быстро и ожидаемо. Тут важно отметить, что в текущий период я носила бритую голову. Получилось случайно – волосы отпали в салоне красоты, не выдержав тройного перекрашивания в синий и розовый цвета, и пришлось голову обрить под ноль. Потому на голове я имела вязуню крючком шапочку-шлем, еще и с цветком.

Ощущая растущую панику, безнадегу и конец света мы вернулись на дачу, где тоже произошли какие-то события – например, брат именинника пошел купаться на Волгу и пропал. Его романтически пошли искать чей-то муж с посторонней женой, а их собственные половины, недовольные ситуацией, много пили и угрюмо молчали в разных концах сада.  Способствовало, в общем.

Имениннику периодически звонили, но абонент не отвечал и был временно недоступен. Постепенно все уселись за столом, первоначально сохраняя озабоченность судьбой именинника, но с каждой минутой расслабляясь и веселея. Разве что осколки супружеских пар так и бродили среди фруктовых деревьев и кустов крыжовника, поджидая своих коварных возлюбленных. Разве что мать именинника вслух строила предположения, чем именинник обидел ФСБ, одно кошмарнее другого. Разве что новая подруга Валеры из-под полы курила травку, заливаясь смехом и разговаривая с огрызком яблока. Вечерело.

Да какой там вечерело, на коттеджный поселок опустилась ночь. Ночь оказалась добрее дня, именно она поставила именинника у порога дома его родителей – усталого, перемученного, с синими кругами у глаз, но живого и вне наручников. Напоминаю, что он был абсолютно не в курсе торжества-сюрприза, и первую минуту молча разглядывал разоренный стол и друзей в изрядном подпитии. Затем, не вымыв рук, не подавая голоса, промаршировал к великолепной бутыли водки и набуровил в стакан. Выпил. Так и думал, – сказал, – что неприятности на сегодня еще не закончились.

Поз-драв-ля-ем! – с любовью ответили гости.

Именинник помолчал еще какое-то время, недолго, тридцать минут и полстакана водки, потом наскоро поел и рассказал, что вот их типография разработала и напечатала красочный буклет по заказу ГУВД, на буклетной обложке реял российский флаг. И как-то он так хитро реял, что в перспективе оборачивался вовсе даже французским, а то и словацким. Полоски, в общем, как-то перепутались, а ГУВД разослало свой красочный буклет с чуждыми нам флагами либеральных Франций всяким важным чинам, а чины забили тревогу, разглядев в завитках триколора чудовищную провокацию.

Ну и вот. Проведя в компании работников органов чуть более двенадцати часов, отвечая на вопросы о возможном сговоре с целью опорочить родину и выдать государственную тайну (какую? кому? – спрашивали фигуранты по делу; разберемся – отвечали органы), именинник рассчитывал на рюмку водки, родительское теплое участие и тишину, а получил полный дом развеселых гостей, семейную драму друзей и потерянного брата, которого уже пора было искать по-настоящему.

С тех пор я никому более сюрпризом торжества не устраивала, потому что не могла понять, как в этот раз вывернется история, трагедией или фарсом; учитывая знаменитого на районе алкоголика, следующая очередь за трагедией, но изнанка флага и госбезопасность предполагают иное прочтение, поди разберись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *