Осторожно, дети!

Уче­ни­ки шко­лы-интер­на­та для детей с ослаб­лен­ным здо­ро­вьем доби­ра­ют­ся до места уче­бы пеш­ком по про­ез­жей части без тро­туа­ров, идут кило­метр, уво­ра­чи­ва­ясь от авто­мо­би­лей, ран­цы, меш­ки с веща­ми, сопро­вож­да­ю­щие бабуш­ки и мате­ри. Зимой меро­при­я­тие ста­но­вит­ся еще опас­нее, так как доро­ги не чистят, нака­тан­ные колеи, двум маши­нам не разъ­е­хать­ся, шаг впра­во, шаг вле­во – сугроб по пояс, пры­жок на месте – сло­ман­ная нога, ослаб­лен­ное здо­ро­вье, за забо­ра­ми лают соба­ки сто­ро­же­вых пород, или курят неиз­вест­но что на забро­шен­ном дач­ном участ­ке доволь­ные жиз­нью таджики.

Сама­ра длин­ной сво­ей сто­ро­ной при­мы­ка­ет к Вол­ге, в цен­тре горо­да это назы­ва­ет­ся – набе­реж­ная; набе­реж­ная обо­ру­до­ва­на чугун­ной решет­кой, пля­жем и доб­рот­ны­ми ска­мей­ка­ми на устой­чи­вых нож­ках, но любая набе­реж­ная закан­чи­ва­ет­ся когда-нибудь. В Сама­ре вот тоже, тут-то и начи­на­ют­ся про­се­ки. Я доста­точ­но ста­ра, что­бы пом­нить, как рань­ше здесь цари­ли дач­ные участ­ки и коопе­ра­ти­вы – какой-то «Тимур и его коман­да», шта­кет­ник и дет­ское воров­ство яблок. У моей тет­ки была пре­крас­ная дача на седь­мой про­се­ке, а на девя­той – раз­ме­щал­ся пио­нер­ский лагерь авиа­ци­он­но­го инсти­ту­та, куда меня отправ­ля­ли выстра­и­вать­ся на линей­ку и под­ни­мать еще крас­ный флаг. Это был насто­я­щий заго­род, вода для поли­ва два­жды в день, дере­вян­ные дома, кра­ше­ные зеле­нень­кой крас­кой, под­вя­зан­ные огу­реч­ные гря­ды и экс­пе­ри­мен­таль­ная япон­ская айва. А теперь тут город, доро­гая зем­ля, пото­му что Вол­га под боком. Виды, пляж, Жигу­лев­ские горы напро­тив, бриз и сос­ны. Здесь самые кру­тые кот­те­джи, напри­мер, рези­ден­ция губер­на­то­ра и всех таких. Акку­рат­ные раз­ных архи­тек­тур­ных сти­лей стро­е­ния за забо­ра­ми – вот кру­жев­ной кова­ный, а вот трех­мет­ро­вый кир­пич­ный. Соба­ки лают изнут­ри. Боль­шие маши­ны въез­жа­ют в гара­жи. Тро­туар­ная плит­ка на садо­вых дорож­ках. Туи. Вари­ант бюд­жет­нее – таун­ха­у­сы барач­но­го типа, доволь­но урод­ли­вые, но все рав­но дорого.

Сре­ди рос­кош­но­го ново­де­ла чуть гру­стят сана­то­рии-про­фи­лак­то­рии совет­ско­го про­из­вод­ства: ого­ро­жен­ные тер­ри­то­рии, креп­кие кор­пу­са, зре­лые пло­до­вые и дру­гие дере­вья, даже пру­ды с кар­па­ми, виде­ла я там кар­пов. Хоро­шо у Волги.

Сана­тор­ная шко­ла-интер­нат №9 пред­на­зна­че­на для детей с ослаб­лен­ным здо­ро­вьем. «Наша шко­ла – един­ствен­ное в горо­де госу­дар­ствен­ное оздо­ро­ви­тель­ное обра­зо­ва­тель­ное учре­жде­ние сана­тор­но­го типа для детей, нуж­да­ю­щих­ся в дли­тель­ном лече­нии. Мы нахо­дим­ся в рай­оне с уни­каль­ным мик­ро­кли­ма­том, создан­ным сос­но­во-хвой­ны­ми насаж­де­ни­я­ми и бли­зо­стью Вол­ги» — сооб­ща­ет офи­ци­аль­ный сайт. В шко­ле прак­ти­ку­ют «оздо­ро­ви­тель­ный режим», что пред­по­ла­га­ет «5‑разовое пол­но­цен­ное бес­плат­ное пита­ние, еже­днев­ную утрен­нюю заряд­ку, подвиж­ные пере­ме­ны, дина­ми­че­ские пау­зы, спор­тив­ные сек­ции; обще­жи­тие для детей, про­жи­ва­ю­щих в отда­лен­ных рай­о­нах горо­да, обо­ру­до­ван­ное бла­го­устро­ен­ны­ми спальнями».

Мин­соц­раз­ви­тия опре­де­ля­ет в шко­лу детей-сирот и детей, ока­зав­ших­ся в труд­ной жиз­нен­ной ситу­а­ции. Из мно­го­дет­ных семей тоже опре­де­лят. Вот у роди­те­лей Лаком­ки­ных – восемь детей, млад­ше­му 11 меся­цев, все живут в стан­дарт­ной панель­ной «двуш­ке», пря­мо папа-мама-восемь детей и – гру­зо­вик, толь­ко гру­зо­ви­ка нет. А Лада Чури­ко­ва – сиро­та, её опе­ка­ет бабуш­ка, а мама умер­ла несколь­ко лет назад – сахар­ный диа­бет, ампу­ти­ро­ва­ли ногу до сере­ди­ны бед­ра, потом еще выше, а потом она и умер­ла. И Катю вос­пи­ты­ва­ет одна мама, при­хо­дит­ся труд­но, Кате хочет­ся быть мод­ной, а с день­га­ми пло­хо­ва­то, но мама старается.

У шко­лы-интер­на­та есть гимн. Он начи­на­ет­ся сло­ва­ми: впе­ред, все­гда впе­ред. «Ста­ли в шко­ле доб­рой тра­ди­ци­ей и еже­днев­ная утрен­няя заряд­ка, утрен­ние и вечер­ние про­беж­ки на све­жем воз­ду­хе, и полю­бив­ши­е­ся нашим уче­ни­кам зака­ли­ва­ние водой кон­траст­ных тем­пе­ра­тур», — и вот тут ста­но­вит­ся уже смеш­но. Насчет доб­рой тра­ди­ции про­бе­жек на све­жем воздухе.

Интер­нат выстро­ен на пер­вой линии девя­той про­се­ки, и попасть туда с бли­жай­шей город­ской маги­стра­ли доволь­но затруд­ни­тель­но. Как про­ис­хо­дит: роди­те­ли везут детей до оста­нов­ки Бар­бо­ши­на поля­на (ранее – поля­на Фрун­зе), там сле­ду­ет совер­шить пере­сад­ку на авто­бус шесто­го марш­ру­та, и ехать вниз, к реке. Вылез­ти на оста­нов­ке АВТОШКОЛА, перей­ти доро­гу и даль­ше — пеш­ком, око­ло кило­мет­ра реаль­но непро­хо­ди­мо­го марш­ру­та. Я вот не смог­ла прой­ти. А я не ребе­нок с нару­ше­ни­я­ми здоровья.

Одно­по­лос­ная доро­га шири­ной не более пяти-шести мет­ров огра­ни­че­на с двух сто­рон забо­ра­ми кот­те­джей. Само­дель­ные вывес­ки: буре­ние на воду, дизай­нер­ский ремонт, поче­му-то «луч­шие шубы Повол­жья». Идешь по колее. Сза­ди авто­мо­биль. Пры­га­ешь в сугроб. Пере­жи­да­ешь опас­ность. Выпры­ги­ва­ешь обрат­но. Сно­ва какое-то вре­мя идешь, и все зано­во. За пле­ча­ми ранец, в руках сум­ки с каки­ми-то веща­ми – заез­жа­ют-то на пять дней. А вот тут при­дет­ся оста­но­вить­ся надол­го, пото­му что груз­ный вне­до­рож­ник раз­во­ра­чи­ва­ет­ся, забло­ки­ро­вав дви­же­ние в обе сто­ро­ны. Сто­ишь в сугро­бе, ждешь. Вне­до­рож­ник про­едет, вино­ва­то морг­нет стоп-сигнал.

То, что в Сама­ре чистят две маги­стра­ли – Ново-Садо­вую и Мос­ков­ское шос­се, извест­но дав­но. Очист­ка от сне­га про­сек, вполне явля­ю­щих­ся частью город­ско­го окру­га, долж­на осу­ществ­лять­ся муни­ци­па­ли­те­том «в штат­ном режи­ме»; на деле это про­ис­хо­дит толь­ко тогда, когда адми­ни­стра­ция Про­мыш­лен­но­го рай­о­на совер­шен­но зве­ре­ет от звон­ков роди­те­лей и заин­те­ре­со­ван­ных лиц. Ну невоз­мож­но же подой­ти к шко­ле! – кри­чат роди­те­ли в мобиль­ные теле­фо­ны. И тогда при­ез­жа­ет, нако­нец, трак­тор. И чистит. Или не при­ез­жа­ет. И не чистит. Или зав­тра сно­ва идет снег. Такой уж город Сама­ра, что зимой здесь часто идет снег.

При­ме­ча­тель­но, что шко­ла вла­де­ет мик­ро­ав­то­бу­сом «газель». Пре­по­да­ва­те­лей с верх­ней оста­нов­ки (Бар­бо­ши­на поля­на) он еже­днев­но заби­ра­ет. Без пят­на­дца­ти восемь утра сто­ит и под­жи­да­ет. Уче­ни­ков не под­во­зит, не берет. Даже дет­ские вещи отка­зы­ва­ет­ся под­гру­зить, не поло­же­но «газе­ли» осу­ществ­лять пере­воз­ки тако­го рода.

Поче­му? Роди­те­лям вот тоже захо­те­лось узнать. Уже пять лет узна­ют; раз­ные вещи. В том чис­ле от мини­стер­ства дорог узна­ли, что тро­туар на про­се­ке орга­ни­зо­вать не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным из-за недо­ста­точ­ной шири­ны про­ез­жей части, к кото­рой с двух сто­рон при­мы­ка­ют част­ные дома. От мини­стер­ства обра­зо­ва­ния узна­ли, что шко­ла не обя­за­на раз­во­зить детей, если речь не идет о марш­ру­тах меж­ду посе­ле­ни­я­ми. Хра­нят пап­ки с офи­ци­аль­ны­ми отве­та­ми ведомств, име­ю­щих отно­ше­ния к вопро­су. Сна­ча­ла школь­ная адми­ни­стра­ция гово­ри­ла, что «газель» – ста­рая, своё отслу­жи­ла, для пере­воз­ки детей непри­год­на. Роди­те­ли посла­ли запрос в област­ное управ­ле­ние ГИБДД, отку­да при­шел ответ, что транс­порт годен до 2017 года вклю­чи­тель­но. В том чис­ле и для пере­воз­ки детей. Прав­да, отме­ти­ло управ­ле­ние ГИБДД, детям нуж­ны спе­ци­аль­ные рем­ни. Заку­пи­те рем­ни и катай­тесь на здо­ро­вье. Мы, отве­ти­ло област­ное ГИБДД, абсо­лют­но не про­тив тако­го рас­кла­да. Роди­те­ли гово­рят адми­ни­стра­ции: да мы сами купим рем­ни, давай­те катать­ся. Адми­ни­стра­ция мол­чит. Адми­ни­стра­тив­ное мол­ча­ние в лес­ной школе.

И да – реги­о­наль­ное мини­стер­ство обра­зо­ва­ние офи­ци­аль­но отве­ти­ло, что запро­сов на новый авто­бус для шко­лы-интер­на­та номер девять её дирек­тор (Сафи­ул­ли­на Татья­на Юрьев­на) в 2016 году не отправ­лял. Закон­чит­ся 2017, когда еще в прин­ци­пе мож­но катать детей на старушке-«газели», и все доб­ро­душ­но кон­ста­ти­ру­ют, что всё, срок вышел. А ново­го авто­бу­са нет.

Каж­дый поне­дель­ник дети (нуж­да­ю­щи­е­ся в дли­тель­ном лече­нии!) топа­ют по коле­но в сне­гах кило­метр до шко­лы, с рюк­за­ка­ми, сме­ной одеж­ды и бабуш­ка­ми. В поло­вине вось­мо­го еще тем­но, и это затруд­ня­ет и без того слож­ное дви­же­ние. Неожи­дан­но на пути про­стор­ная яма, выры­тая для ремон­та, оче­вид­но, каких-то ком­му­ни­ка­ций жите­лей наряд­но­го кот­те­джа. Рядом с ямой – гора вспо­ро­то­го чер­но­зе­ма. Сла­бые здо­ро­вьем дети на какую-то мину­ту зами­ра­ют, потом: а) лезут через чер­но­зем­ную гору, б) пол­зут в сугро­бе, при­жи­ма­ясь к кир­пи­чам забо­ра. Яма про­су­ще­ству­ет недол­го, до вече­ра. Так не про­изой­дет с отче­го-то нераз­ре­ши­мой про­бле­мой без­опас­ной транс­пор­ти­ров­ки детей. Лес­ная шко­ла-интер­нат номер девять, в уни­каль­ном эко­ло­ги­че­ски чистом рай­оне Сама­ры, рядом Вол­га, через Вол­гу – Жигу­лев­ские горы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.