СВЕЖАЯ КРОВЬ BAJIND’Ы BEHIND THE ENEMY LINES

Пожалуй, самая амбициозная самарская группа Bajinda Behind the Enemy Lines после выхода долгожданного альбома «Late» обзавелась сразу 2-мя новыми участниками и приступила к записи нового материала. Бывший фронтмен группы – эксцентричный и харизматичный Павел Тетерин уехал жить и работать в столицу нашей Родины, оставив один из самых интересных русских независимых музпроектов без лидера и автора текстов. Но участники Bajinda Behind the Enemy Lines не испугались неизбежных изменений и принялись творить с новой силой. Кто занял вакантное место вокалиста – тайна, покрытая мраком, о новом звучании группы сами участники говорить не хотят – будет ли это привычная и полюбившаяся смесь гитарного рока и электроники, неизвестно. О культуре музпотребления и музсозидания «Новой в Поволжье» рассказали участники группы — Юрий Маликов и Алла Четаева, а также директор Bajinda Behind the Enemy Lines – Борис Елатомцев.

— Расскажите об изменениях, которые произошли в группе.

Алла: Изменения кардинальные. Безусловно, я сейчас говорю о движении вперед. Прошло много времени, сложный этап завершился выходом нашего долгожданного альбома «Late». Сейчас пишется совершенно новый материал. Я думаю, что отзывы будут как положительные, так и отрицательные. И абсолютно непонятно, какая между ними будет пропорция. Люди, которые любят старую Бажинду, – это люди, которые любят старого вокалиста. Гораздо меньше тех, кто просто любит музыку.

— Группа Bajinda Behind the Еnemy Lines была очень популярна, когда ее покинул Павел. В чем вы видите причины столь неожиданного поступка?

Юрий: Павел всегда шел где-то рядом, но не был до конца с нами. К примеру, мы сочинили песню, через 5 минут он уже хотел целиком переделать ее. Так было всегда. Материал мы записывали полтора года. На каком-то этапе я почувствовал, что Павлу больше не хочется со всем этим возиться. Ему все просто надоело. Но это лишь одна из причин. Паше всегда хотелось быть где-то впереди, но в Самаре это очень и очень трудно. Ему не хотелось проводить кучу времени в душной репетиционной базе в спальном районе города…

Борис: Паша просто переехал жить в Москву. Это не было неожиданностью ни для кого. Ну сменился в группе вокалист, и что с этого? Нет никакой трагедии.

— Большую часть самарских групп можно смело отправить сразу на помойку

— Долго ли вы искали новых участников?

Борис: Мы никого долго не искали, никого не выбирали. Просто мы давно общались с новыми участниками группы, и они идеально нам подошли. Быть может, просто совпало. Потрясающее везение – найти в Самаре нужных людей, которые оказались полностью согласны с идеями и настроениями нашей группы.

Алла: Пришли именно те люди, которые и были нужны. Они просто продолжили сочинять отличную музыку, а не бесконечно ругаться и сориться. И они принесли с собой новый и очень свежий заряд энергии.

Борис: Это наша свежая кровь. Придумать стиль, в котором сейчас играет группа, просто невозможно.

Алла: Я полностью согласна. Здесь возможна только оценка критиков. Мы исповедуем эклектику. Мы живем в эпоху постмодерна.

Борис: Говоря о наших целях, следует сказать, что в нашем случае все очень просто. Мы хотим опередить свое время. Группа BBTEL свое время уже однажды опередила. Если бы мы вовремя записались, то очень многое было бы вторичным по отношению к нам. Мы стараемся добиться того, чтобы наши прежние ошибки ни при каких обстоятельствах больше не повторились. Мы очень хотим чего-то нового. Быть может, даже нового музыкального движения.

Алла: Каждый из нас обладает достаточно специфическим музыкальным вкусом. Мы все очень близко общаемся, но любим абсолютно разное. Поэтому у нас получается очень многогранный музыкальный продукт, который не поддается идентификации.

— Нас, конечно, иногда узнавали на улицах, но не так часто, как хотелось бы

— Сейчас многие говорят о поволжской волне. Группа BBTEL по праву считается одним из главных музколлективов этого течения. Как вы оцениваете состояние музыкальной индустрии нашего города?

Алла: Упадничество.

Борис: Состояние просто кошмарное. У нас в провинции не может быть никакой индустрии. Каждый музыкант, который хочет чего-то добиться, хочет быть профессионалом и сделать так, чтобы его деятельность позволяла зарабатывать деньги. В России это просто невозможно. Суперзвезд у нас нет. Пока жива Пугачева, их и не будет. Для того чтобы хорошая музыка наконец нашла своего слушателя, в Самаре должно смениться несколько поколений. У нас нет адекватной публики.

Алла: В России больная музыкальная культура. Да и вообще… Нет этой культуры.

Борис: В России англоязычная группа может рассчитывать максимум на 500 человек. Не больше. Не заставишь гопоту слушать песни, которые им вообще не нужны.

Алла: Они просто не поймут эти песни. Потому что не смогут перевести текст. Но ситуация улучшается. Поколение 18-летних, к счастью, очень неплохо эрудировано. Хорошо, что у нас нет никаких проблем с информационными потоками. Буквально каждый независимо от мнений блогеров может формировать вокруг себя информационную среду.

— Вы считаете, что аудитория в 500 человек – это маленькая аудитория?

Борис: Это определенно не та аудитория, о которой мечтает парень, берущий в руки гитару. Группа BBTEL собирала и по 500 человек, но по большей части нам это ничего не дало. Нас, конечно, иногда узнавали на улицах, но не так часто, как хотелось бы. Есть, конечно, группа Cheese People, которая стабильно собирает большие залы и даже зарабатывает деньги, но здесь немного другая история. У Cheese People другая целевая аудитория – их музыку слышат в сериалах и рекламных роликах. Если бы они еще и по-русски пели… В остальном ситуация грустная.

— И что же с этой ситуацией делать?

Борис: Ничего. Уезжать отсюда.

— Я даже боюсь спросить, что же делать молодым самарским коллективам…

Борис: Ничего. Лучше идти работать на завод. Большую часть самарских групп можно смело отправить сразу на помойку. Большинство бездумно копирует. Если очень хочется заниматься музыкой, то почему бы и нет, но сразу на сцену лезть не стоит. Необходимо набраться опыта. Самое главное – это быть профессионалами. Современный музыкант может реализоваться только на концертах, концепция продажи дисков умерла. Концерт был и остается самым честным способом заработка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.