Самозахват

В граж­дан­ской войне побе­ди­те­лей, как извест­но, не быва­ет, а есть толь­ко побеж­ден­ные. В сосед­ских вой­нах тоже труд­но опре­де­лить­ся, кто в ито­ге побе­дил, если речь не идет о захва­те тер­ри­то­рий. Чужих земель. Чужая зем­ля кажет­ся страш­но при­вле­ка­тель­ной, осо­бен­но, когда она удоб­но гра­ни­чит со сво­ей, и так было бы непло­хо осво­ить и ее.

Ули­ца Вол­го­дон­ская в Сама­ре вме­ща­ет в себя счи­та­ное коли­че­ство част­ных домов, самых раз­ных. Щито­вых бед­ных раз­ва­люх, неиз­мен­но выкра­шен­ных в зеле­ный цвет, доб­рот­ных сру­бов с весе­лень­ки­ми кры­ша­ми, доро­го­сто­я­щих кот­те­джей за доро­го­сто­я­щи­ми забо­ра­ми. Мало­этаж­ная застрой­ка, част­ный сек­тор, осто­рож­но, злая соба­ка, вино­град тех­ни­че­ско­го сор­та «иза­бел­ла» уви­ва­ет сте­ну до вто­ро­го эта­жа, а от Мос­ков­ско­го шос­се какое-ника­кое, а рас­сто­я­ние есть, и оно амор­ти­зи­ру­ет шумы.

В доме номер 52 Ишки­ны живут с 1968 года. В Сама­ру (тогда ее еще зва­ли Куй­бы­ше­вым) они пере­еха­ли из дерев­ни, про­дав там избу, зем­лю, и вся­кое хозяй­ствен­ное еще, и при­об­ре­тя здесь часть одно­этаж­но­го камен­но­го дома и уча­сток мерой в 827, 6 квад­рат­ных мет­ров. О чем гла­ва семей­ства Ана­то­лий Васи­лье­вич и под­пи­сал дого­вор с преж­ней жили­цей, упла­тив ей две тыся­чи руб­лей, госу­дар­ствен­ной пошли­ны – 62 руб­ля 50 копе­ек, из них 2 руб­ля 50 копе­ек за техработы.

В 1968 году дети семьи (девоч­ка и маль­чик) были малень­кие, потом они рос­ли, вырас­та­ли, учи­лись, игра­ли сва­дьбы, рожа­ли новых детей, стро­и­ли на участ­ке дома, что­бы про­стор­но и никто нико­му не мешал. За свои сред­ства засы­па­ли овраг на ули­це, тра­ди­ци­он­но исполь­зо­вав­ший­ся в каче­стве помой­ки. Сад при­рас­тал фрук­то­вы­ми дере­вья­ми. Оди­но­кий сособ­ствен­ник камен­но­го дома остал­ся без рабо­ты и стар­шие Ишки­ны его, в сущ­но­сти, кормили.

Чета Лап­ше­вых появи­лись на ули­це Вол­го­дон­ской в нача­ле 2000‑х. Что-то там тор­го­ва­ли мебе­лью, дела шли в гору, и вско­ре супру­ги при­об­ре­ли еще один дом побли­зо­сти, а потом – еще один. Все участ­ки смы­ка­ют­ся гра­ни­ца­ми с зем­лей Ишки­ных. Тут и нача­лись непри­ят­но­сти. У Ишкиных.

Мебель­щик Лап­шев выстро­ил на сво­ем участ­ке огром­ный склад. Ангар, доб­рот­но отде­лан­ный совре­мен­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, обо­ру­до­ва­ны несколь­ко подъ­ез­дов, удоб­ных для боль­ше­груз­ных авто­мо­би­лей – мебель это такая шту­ка, что зани­ма­ет мно­го места. Ей тре­бу­ет­ся про­стор КАМА­Зов. Что­бы это сде­лать воз­мож­ным, хозя­ин поме­ще­ний прак­ти­че­ски вдвое сузил и без того неши­ро­кую Вол­го­дон­скую, а еще пере­нес забор земель­но­го участ­ка через доро­гу при­мер­но на метр. Пото­му что КАМА­Зам необ­хо­ди­мо пол­но­цен­но раз­во­ра­чи­вать­ся, а груз­чи­кам – сно­вать с коробками.

12243203_861280853990891_4999152023852807048_n

И да – повсю­ду видео­ка­ме­ры. «Ведет­ся видео­на­блю­де­ние с запи­сью зву­ка», таблички.

Для офи­ци­аль­но­го оформ­ле­ния скла­да как скла­да (про­из­вод­ствен­но­го поме­ще­ния) необ­хо­ди­мо, что­бы уча­сток, на кото­ром он рас­по­ло­жен, не гра­ни­чил с участ­ка­ми, отдан­ны­ми под ИЖС. Лап­ше­вы вер­но рас­су­ди­ли, что луч­ший спо­соб обо­ро­ны – это напа­де­ние. При­ня­ли реше­ние. Соста­ви­ли иско­вое заяв­ле­ние, в заяв­ле­нии про­си­ли суд устра­нить пре­пят­ствия в поль­зо­ва­нии соб­ствен­ным земель­ным участ­ком (тре­тьим по сче­ту). Пре­пят­стви­я­ми назва­ли забор и калит­ку участ­ка Ишкиных.

Ров­но в это же вре­мя Лап­ше­вы при­ня­лись бук­валь­но за трав­лю стар­ших чле­нов семьи Ишки­ных: пред­ла­га­ли, напри­мер, им само­сто­я­тель­но разо­брать по кир­пи­чи­кам дома и осво­бо­дить тер­ри­то­рию, пото­му что спо­кой­ной жиз­ни им здесь все рав­но не будет. При­ме­ча­тель­но, что участ­ко­вый поли­цей­ский в лич­ной бесе­де то же самое поре­ко­мен­до­вал сде­лать их невест­ке: усту­пить. «Усту­пи­те вы им, — доб­ро­сер­деч­но посо­ве­то­вал участ­ко­вый, — так луч­ше будет».

Участ­ко­вый доволь­но часто наве­ща­ет ист­ца Лап­ше­ва в его неза­кон­ных склад­ских поме­ще­ни­ях. Вхо­дит, навер­ное, в нелег­кое поло­же­ние тор­гов­ца мебе­лью. Тур­ля­ков Вла­ди­мир Михай­ло­вич – зовут участкового.

Невест­ка Ишки­ных, Жан­на, гово­рит: «Если чест­но, мне при­шлось уво­лить­ся с рабо­ты. Я боль­ше две­на­дца­ти лет заве­до­ва­ла хоз­ча­стью в бюд­жет­ной орга­ни­за­ции, был фик­си­ро­ван­ный рабо­чий день, а тут све­кор стал зво­нить чуть не каж­дый день: то Лап­ше­вы какие-то колыш­ки у нас перед окна­ми вби­ва­ют, то под­сте­ре­га­ют его на ули­це с угро­за­ми… Люди пожи­лые, и он и све­кровь, сра­зу дав­ле­ние ска­чет, серд­це, ну, вы пони­ма­е­те. И потом – кто-то дол­жен был раз­би­рать­ся со все­ми эти­ми судеб­ны­ми реше­ни­я­ми, доку­мен­та­ми, посмотрите!»

Жан­на дви­га­ет по сто­лу три пух­лых пап­ки. Каж­дая раз­ме­ром с короб­ку из-под высо­ких сапог. Тут собра­ны все доку­мен­ты за три года судеб­ных раз­би­ра­тельств: ситу­а­ци­он­ные пла­ны, аэро­фо­то­съем­ка, копии дого­во­ров, сви­де­тельств о госу­дар­ствен­ной реги­стра­ции пра­ва, апел­ля­ции и кас­са­ции, копии писем в рай­он­ную адми­ни­стра­цию и все­го такого.

Сле­ду­ет упо­мя­нуть, что зем­ля Ишки­ных на дан­ный момент нахо­дит­ся в ста­дии оформ­ле­ния, точ­нее, пере­оформ­ле­ния – посколь­ку име­ет­ся лишь дого­вор куп­ли-про­да­жи от 1968 года, план БТИ и пра­во соб­ствен­но­сти на часть одно­этаж­но­го дома. Ситу­а­ци­он­ный план под­твер­жда­ет кон­фи­гу­ра­цию участ­ка. Одна­ко появ­ля­ют­ся сви­де­те­ли, утвер­жда­ю­щие, что 20 лет назад спор­ный уча­сток был зем­лей обще­го поль­зо­ва­ния с назва­ни­ем «безы­мян­ный про­улок», а так­же заклю­че­ние кадаст­ро­во­го инже­не­ра Худя­ко­вой, на осно­ва­нии кото­рых судья Октябрь­ско­го рай­он­но­го суда Рапи­до­ва И.В. вынес­ла реше­ние: забор демон­ти­ро­вать, и калит­ку, разу­ме­ет­ся, тоже. И гараж, раз­ме­щал­ся там неболь­шой метал­ли­че­ский гараж Ана­то­лия Васильевича.

Реше­ние суда Ишки­ны выпол­ни­ли, все это дело демон­ти­ро­ва­ли. Одна­ко судеб­ный испол­ни­тель, несмот­ря на под­твер­жда­ю­щие фото-доку­мен­ты и лич­ный выезд на место, нало­жил на Ишки­ных штраф за неис­пол­не­ние реше­ния суда. Как выяс­ни­лось, истец Лап­шев не под­пи­сал бума­ги, необ­хо­ди­мые для окон­ча­ния про­из­вод­ства. Истец Лап­шев хочет теперь не толь­ко лик­ви­да­цию забо­ра, а еще и при­знать зем­лей обще­го поль­зо­ва­ния уча­сток дли­ной пять­де­сят и шири­ной семь мет­ров, выкро­ен­ный, разу­ме­ет­ся, из зем­ли Ишкиных.

При­чем он хочет это­го в рам­ках уже рас­смот­рен­но­го и закры­то­го судеб­но­го дела о забо­ре и гара­же. Пото­му что таким обра­зом его склад не будет гра­ни­чить с жилой зоной и пре­крас­но офи­ци­аль­но оформится.

Дочь Ана­то­лия Васи­лье­ви­ча, Оль­га, повто­ря­ет: «Мы вооб­ще не пони­ма­ем, что про­ис­хо­дит. Мы – зако­но­по­слуш­ные граж­дане. Госу­дар­ству нико­гда на шею не сади­лись, ни квар­ти­ры ника­кой, ниче­го тако­го не полу­ча­ли. Все сами: и уча­сток этот отец сам купил, и дом постро­ил сам. Дети у нас выучи­лись, у всех хоро­шее обра­зо­ва­ние. Все рабо­та­ют. Никто из нас не БОМЖ, не асо­ци­аль­ный эле­мент, граж­дане Рос­сии, но с наши­ми пра­ва­ми никто не счи­та­ет­ся. Поче­му, когда нам нуж­на помощь, мы нигде ее не можем полу­чить? Все реша­ет­ся в поль­зу людей с день­га­ми и свя­зя­ми. Мы для них – мусор под нога­ми. Нас Лап­шев так и назы­ва­ет – зем­ле­ко­пы. Пол­то­ра землекопа!»

Оль­га гово­рит, что они уста­ли участ­во­вать в войне. Гово­рит, что роди­те­ли страш­но сда­ли за послед­нее вре­мя: «Рань­ше они у нас такие жив­чи­ки были, зна­е­те! Все сами, и сад, и ого­род, и по дому, и вооб­ще. Всем инте­ре­со­ва­лись, все­гда бод­рые, всем помо­га­ют. А сей­час они на ули­цу выхо­дить боятся».

12274445_861280833990893_9202697484732630532_n

Машет рукой на изра­нен­ную, иско­ре­жен­ную спор­ную поло­су зем­ли. Рас­ска­зы­ва­ет, что они, конеч­но, лопу­хи и долж­ны были дав­но пере­офор­мить дого­вор соб­ствен­но­сти от 1968 года на совре­мен­ные сви­де­тель­ства пра­ва. И они два­жды соби­ра­ли доку­мен­та­ми, сов­мест­но со сво­и­ми сособ­ствен­ни­ка­ми. Пер­вый раз – в 2007 году; перед самым фина­лом сособ­ствен­ни­ца уми­ра­ет, пра­ва вла­де­ния пере­хо­дят к дру­го­му чело­ве­ку, оформ­ле­ние откла­ды­ва­ет­ся. Пора­зи­тель­но, но сна­ряд и вто­рой раз попал в ту же ворон­ку — исто­рия со смер­тью сособ­ствен­ни­ка повто­ри­лась. Сей­час Ишки­ны ждут янва­ря 2016 года, что­бы уже новый наслед­ник всту­пил в свои пра­ва, и вот тогда толь­ко мож­но будет при­сту­пить к оформ­ле­нию зем­ли. А до янва­ря тут черт-те что может произойти.

«Я уже боюсь, — гово­рит Оль­га, — что вооб­ще на ули­це ока­жем­ся. Со ста­ри­ка­ми своими».

Она сто­ит на том самом месте, где рань­ше была калит­ка во двор, кре­пил­ся поч­то­вый ящик, номер дома и дру­гие опо­зна­ва­тель­ные зна­ки. Теперь тут сто­ит толь­ко доро­гой авто­мо­биль сосе­дей Лап­ше­вых. И ско­ро подъ­едут гру­зо­ви­ки, пол­ные мебели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.