У них опять Первомай

Вот при­шел Пер­во­май. Когда-то — вто­рой по вели­чине из совет­ских празд­ни­ков, вре­мя неле­пых ком­му­ни­сти­че­ских риту­а­лов и вполне понят­ных ком­со­моль­ских пья­нок. Крас­ные бан­ты на лац­ка­нах пиджа­ков, воз­душ­ные шары, транс­па­ран­ты с миром и тру­дом, колон­ны демон­стран­тов, три­бу­ны на пло­ща­ди, крас­ные фла­ги, порт­ре­ты вождей, мини­а­тюр­ные фляж­ки с конья­ком в тай­ных кар­ма­нах тру­дя­щих­ся. Салат оли­вье, селед­ка под шубой, «ой мороз-мороз» друж­ным хором, гуля­нья под луной или рань­ше, заряд бод­ро­сти на весь год. Уди­ви­тель­но, но даже он, люби­мый с дет­ства пер­во­май, может пре­вра­тить­ся в отвра­ти­тель­ный фарс, если за дело берет­ся пра­ви­тель­ство Самар­ской области.

Центр горо­да пере­крыт в гра­ни­цах черт-те сколь­ких улиц, на Крас­но­ар­мей­ской выстро­е­на стран­ная по виду колон­ная бай­ке­ров – Путин любит бай­ке­ров, гово­рят, вот и Сама­ра ста­ра­ет­ся не отста­вать от трен­да стра­ны. Тра­ди­ци­он­но боро­да­тые мото­цик­ли­сты. Неожи­дан­ные полу­го­лые деви­цы в высо­ких сапо­гах. Юные гим­наст­ки раз­ми­на­ют­ся. Воз­мож­но, им веле­ли прой­тись по пло­ща­ди коле­сом. Тре­нер­ша в свер­ка­ю­щей фут­бол­ке отве­ча­ет в теле­фон, пыта­ясь пере­кри­чать пло­щадь: Нет! Не жди­те нас! Мы тут еще часа два при­пу­хать будем!

«За еди­ную Рос­сию, това­ри­щи! – кри­чит дик­тор. – Перед три­бу­на­ми про­хо­дит кол­лек­тив поли­кли­ни­ки номер девять! Её ста­нов­ле­ние нача­лось в сере­дине про­шло­го века! Сей­час это – мно­го­про­филь­ное лечеб­ное учре­жде­ние, слав­ное объ­еди­не­ние про­фес­си­о­на­лов сво­е­го дела!»

На Чапа­ев­ской колон­на исто­ри­че­ских авто­мо­би­лей, пред­ва­ря­ет выли­зан­ная «чай­ка», поли­цей­ский в парад­ной фор­ме скуч­ли­во не пус­ка­ет вдоль по ули­це житель­ни­цу бли­жай­ше­го дома: не поло­же­но, жен­щи­на, толь­ко после трех; житель­ни­ца отхо­дит в унынии.

Адми­ни­стра­тив­ные рай­о­ны горо­да выстро­е­ны по алфа­ви­ту. Киров­ский неиз­мен­но пред­ва­ря­ет Крас­но­глин­ский, потом мар­ши­ру­ет Куй­бы­шев­ский. Ряды демон­стран­тов, оди­на­ко­во при­на­ря­жен­ных то в крас­ную уни­фор­му, то в синюю, немно­го пуга­ют. Адми­ни­стра­тив­ный ресурс все­гда был задей­ство­ван для обес­пе­че­ния чис­лен­но­сти шествий, но имен­но сей­час это ничем не при­кры­то и кажет­ся осо­бо цинич­ным. Алые рево­лю­ци­он­ные бан­ты сме­ни­ли трех­цвет­ные в четь рос­сий­ско­го фла­га. Отче­го-то это тоже кажет­ся цинич­ным. «Пар­тия Еди­ная Рос­сия сего­дня – это более двух мил­ли­о­нов чле­нов», — про­воз­гла­ша­ет диктор.

У под­но­жия Куй­бы­ше­ва – тра­ди­ци­он­но раз­ме­ща­ет­ся поли­ти­че­ская и чинов­ни­чья эли­та, вот губер­на­тор, вот пред­се­да­тель губерн­ской думы, весь «чубайс», как гово­рит один мос­ков­ский жур­на­лист. Губер­на­тор в синем костю­ме с гро­зо­вым отли­вом, машет рукой и улы­ба­ет­ся. Пред­се­да­тель губерн­ской думы улы­ба­ет­ся тоже.

«Транс­порт­ный кол­ледж по пра­ву гор­дит­ся сво­и­ми спор­тив­ны­ми успе­ха­ми! — сооб­ща­ет дик­тор. – С празд­ни­ком пер­во­го мая, товарищи!»

Колон­ны пооче­ред­но выхо­дят на пло­щадь, и Желез­но­до­рож­ный рай­он, вме­ща­ю­щий в себя гор­дость реги­о­на — желез­но­до­рож­ный вок­зал (кто бы мог поду­мать), и Совет­ский рай­он — серд­це рабо­чей Безы­мян­ки, и Самар­ский – наш ста­рей­ший! при­укра­сим! — и даже Октябрь­ский — чем­пи­он по коли­че­ству выс­ших учеб­ных заве­де­ний, но тру­дя­щи­е­ся никак не кон­ча­ют­ся, забот­ли­во спло­чен­ные Еди­ной Рос­си­ей с её дву­мя мил­ли­о­на­ми чле­нов. Демон­стра­ция про­дол­жа­ет­ся уже более двух часов.

Идут вра­чи, идут учи­те­ля, и мото­ро­стро­и­те­ли идут, и сту­ден­ты. Малень­кие девоч­ки упу­сти­ли два шари­ка, белый и зеле­ный, рас­стро­и­лись, но шари­ки пой­ма­ны и воз­вра­ще­ны, радость. Две жен­щи­ны-поли­цей­ские в празд­нич­ном оцеп­ле­нии обсуж­да­ют дие­ту Дюка­на: глав­ное, пить боль­ше воды, а то изо рта пах­нет аце­то­ном, это рас­па­да­ют­ся кето­но­вые тела. Двое серьез­ных ребят (тре­ни­ро­воч­ные шта­ны, видав­шие виды мока­си­ны, мрач­ные лица) руга­ют Маш­ку: она ведь была дома, мамой кля­нусь, но нас не пусти­ла! – может, к ней этот при­е­хал – кто? – ну, муж её – да его уби­ли в про­шлом году.

Уча­щи­е­ся неиз­вест­но­го муни­ци­паль­но­го заве­де­ния раз­го­ва­ри­ва­ют: ему обра­бо­та­ли рану и назна­чи­ли эти их уко­лы, хоть уку­шен был все­го палец, да и обе­зья­ну про­ве­ри­ли – нор­маль­ная здо­ро­вая обе­зья­на, вот толь­ко Костя­ну теперь пол­го­да пить нельзя.

«Ура, това­ри­щи!» – по прав­де кри­чит диктор.

Худой ста­ри­чок фото­гра­фи­ру­ет сво­е­го пожи­ло­го сына на фоне фла­гов и шаров: сей­час покруп­нее лицо возь­му, и маме пока­жем – пап, авто­бу­сы же не ходят в Рубеж­ку – ну с чего ты взял, очень даже ходят, все пер­во­го мая едут на кладбище.

Кра­си­вая девуш­ка оби­жен­но гово­рит высо­ко­му пар­ню с «тон­не­лем» в ухе: если ты сей­час меня бро­сишь, я сра­зу поеду к Мить­ке и у него оста­нусь, вот так я тебя люблю!

«Руко­пле­щем спе­ци­аль­ной мото­ри­зо­ван­но-спор­тив­ной-шоу-колонне!» — дик­тор заму­чил­ся, ну сколь­ко можно.

За углом наряд­ная, в пла­точ­ке с блест­ка­ми, нищен­ка соби­ра­ет неплохую дань. Пого­да отлич­ная, самое вре­мя для пик­ни­ка, хоть на даче, хоть на обо­чине любой оцеп­лен­ной ули­цы – сесть в нако­нец-то зеле­ный газон, газет­ка, сало настру­га­но, воб­ла тара­щит засу­шен­ные глаз­ки, пив­ные бутыл­ки пере­пе­ле­на­ты в носо­вые плат­ки, что­бы не всту­пать в про­ти­во­ре­чие с зако­но­да­тель­ством. Дзынь! Блюм! Ну, за Первомай!

И то ли бла­го­да­ря воз­мож­но­сти хоро­ше­го отды­ха в газоне, то ли из-за нор­маль­ной здо­ро­вой обе­зья­ны весь этот собран­ный из гос­слу­жа­щих и уча­щих­ся кон­тин­гент при­об­ре­та­ет опре­де­лен­ную невин­ность, все про­ис­хо­дя­щее вол­шеб­но кажет­ся не едро­сов­ской вели­ко­дер­жав­ной воз­ней, но милым и народ­ным празд­ни­ком про вес­ну и труд. А что? Люди выхо­дят на пло­щадь. Фото­гра­фи­ру­ют­ся на память. Раз­го­ва­ри­ва­ют о сво­ём. Обни­ма­ют дру­зей. Несут детей на пле­чах. Раду­ют­ся. Ведь празд­ник. Пер­во­май все-таки! Три­ко­лор­ные бан­ты на лац­ка­нах пиджа­ков, воз­душ­ные шары, транс­па­ран­ты с миром и тру­дом, колон­ны демон­стран­тов, три­бу­ны на пло­ща­ди, пест­рые фла­ги, порт­ре­тов вождей нет, зато мини­а­тюр­ные фляж­ки с конья­ком вер­ня­ком нали­че­ству­ют. Салат оли­вье! селед­ка под шубой! «ой мороз-мороз» друж­ным хором! гуля­нья под луной или рань­ше! заряд бод­ро­сти на весь год.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.