Домодедовщина

Слу­шая вче­ра об оче­ред­ных рас­по­ря­же­ни­ях пре­зи­ден­та Дмит­рия Мед­ве­де­ва в свя­зи с тра­ге­ди­ей в Домо­де­до­во, я дума­ла о том, что рос­сий­ская власть пошла испы­тан­ным путем адеп­тов пси­хо­де­ли­ков и про­чих веществ изме­ня­ю­щих и рас­ши­ря­ю­щих сознание.

У меня был зна­ко­мый, худож­ник. Одно вре­мя он рабо­тал бар­ме­ном в мод­ном клу­бе, это была хоро­шая рабо­та — ночь через две, мог­ла бы стать не пло­хим заня­ти­ем в сво­бод­ное вре­мя, а если не утри­ро­вать — то его цени­ли за абсо­лют­ную трез­вость и про­ф­при­год­ность. Алко­го­ля зна­ко­мый не при­зна­вал на самом деле, он пред­по­чи­тал дру­гие внеш­ние раз­дра­жи­те­ли. Такое слу­ча­ет­ся с худож­ни­ка­ми, пыл­ки­ми нату­ра­ми. И вот как-то у него слу­чил­ся пер­вый опыт упо­треб­ле­ния чего-то тако­го, дико­рас­ту­ще­го, при­чем незна­ко­мое веще­ство отпра­ви­ло его в жесто­чай­ший бэд трип. Дело про­ис­хо­ди­ло на при­ро­де, с палат­ка­ми, костра­ми, гита­ра­ми и озе­ра­ми, вот к озе­ру худож­ник и отпра­вил­ся. Он кра­ем созна­ния опре­де­лил, что у озе­ра про­хлад­нее, мож­но будет умыть­ся холод­ной водой, что­бы немно­го прид­ти в себя. И вот он сел у озе­ра, было ран­нее утро, а всю ночь худож­ник пря­тал­ся в палат­ке, на него напа­да­ли тени и выса­сы­ва­ли мозг, а так­же хоте­ли отгрызть паль­цы левой руки, что­бы он не смог писать кар­ти­ны. Нако­нец через сто лет наста­ет утро, розо­ве­ет восток, и это при­ят­ное озе­ро, и солн­це вста­ет, и воз­дух, и роса, и весь этот рус­ский лес. Камы­ши, кув­шин­ки, лягуш­ки малень­кие ква­ка­ют. И вдруг худож­ник слы­шит жен­ский смех.

Спра­ва, сле­ва, сза­ди – ото­всю­ду жен­ский смех, такой — пере­ли­ва­ми, то тише, то гром­че, и уже все вокруг зве­нит. Худож­ни­ку страш­но, очень страш­но. Он пони­ма­ет вне­зап­но, что все тени ночью – это была ерун­да. Тени спе­ци­аль­но хоте­ли его выма­нить к озе­ру, и у них это полу­чи­лось хоро­шо. А у озе­ра его под­сте­ре­га­ют, разу­ме­ет­ся, русал­ки. Их мно­го, они сме­ют­ся и сей­час пока­жут­ся на гла­за. Пока­жут­ся на гла­за, ута­щат в глу­би­ны, его нос, рот напол­нят­ся водой, в лег­ких будут рез­вить­ся малень­кие рыб­ки, а через сут­ки рыб­ки пре­вра­тят­ся в чер­вей и про­де­ла­ют мно­го допол­ни­тель­ных отвер­стий в мерт­вой коже.

Худож­ник был в ужа­се. Он понял, что через самое малое вре­мя – умрет. Страх смер­ти, он все­гда страх смер­ти, даже если вокруг сме­ют­ся вооб­ра­жа­е­мые русал­ки. И вот худож­ник каким-то неве­ро­ят­ным уси­ли­ем на вре­мя осво­бо­дил свой мозг от вла­сти силь­но­дей­ству­ю­ще­го веще­ства, и попы­тал­ся пове­рить, что все вокруг – гал­лю­ци­на­ции. Напом­нил себе: не бороть­ся с три­пом, отдать­ся ему. Впу­стить его в себя, про­пу­стить через, плыть по вол­нам – это един­ствен­ный выход, путь к спа­се­нию. И он пере­стал бороть­ся с нава­жде­ни­ем, и он открыл­ся для нава­жде­ния, и цепь иллю­зий боль­ше не пре­ры­ва­лась ничем непри­ят­ным. Напро­тив, русал­ки ока­за­лись милей­ши­ми девуш­ка­ми, они цело­ва­ли худож­ни­ка мяг­ки­ми губа­ми, они при­ка­са­лись к нему неж­ны­ми рука­ми, и в местах при­кос­но­ве­ний рас­цве­та­ли при­чуд­ли­вые цве­ты. Цве­ты про­рас­та­ли из тела худож­ни­ка, при­чем у каж­до­го цвет­ка было живое чело­ве­че­ское лицо, очень кра­си­вое и доб­рое. Живые чело­ве­че­ские губы на лицах улы­ба­лись худож­ни­ку, жела­ли сча­стья и твор­че­ских успехов.

А потом он, навер­ное, заснул. Пото­му что обна­ру­жил себя после все­го – опять-таки в палат­ке, глу­хо зашну­ро­ван­ной, и было даже непо­нят­но, ходил ли он на озе­ро вообще.

Слу­шая вче­ра об оче­ред­ных рас­по­ря­же­ни­ях пре­зи­ден­та Дмит­рия Мед­ве­де­ва, я дума­ла о том, что рос­сий­ская власть пошла по испы­тан­но­му пути адеп­тов пси­хо­де­ли­ков и про­чих нар­ко­ти­че­ских веществ. Она не пыта­ет­ся бороть­ся с тер­ро­риз­мом, она отда­ет­ся ему. Плы­вет по вол­нам. Она мирит­ся с тер­ро­риз­мом, она счи­та­ет его неотъ­ем­ле­мой частью состо­я­ния high. Толь­ко вот бэд трип про­ис­хо­дит у наро­да, и это про­дол­жа­ет­ся не пер­вый деся­ток лет. В 1999 году все повто­ря­ли фра­зу о сор­ти­рах, любов­но журя тогдаш­не­го пре­зи­ден­та за несдержанность.

2011 год пока­зал в оче­ред­ной раз, что в Домо­де­до­во сор­ти­ра не ока­за­лось. Не ока­за­лось сор­ти­ра на стан­ци­ях мет­ро Лубян­ка и Парк Куль­ту­ры в мар­те про­шло­го года. Не ока­жет­ся их и в любом дру­гом месте, по выбо­ру тер­ро­ри­стов. Таких мест мно­го. И опять теку­щий из пре­зи­ден­тов будет отда­вать рас­по­ря­же­ния, выра­жать собо­лез­но­ва­ния, теле­фо­ны горя­чих линий будут транс­ли­ро­вать­ся по всем теле­ка­на­лам, а пра­ви­тель­ствен­ные маши­ны с про­блес­ко­вы­ми маяч­ка­ми — не про­пус­кать каре­ты ско­рой помо­щи, гру­жен­ные ране­ной чер­нью, кото­рой не повез­ло, и кро­ва­вы­ми ошмет­ка­ми чер­ни, кото­рой не повез­ло еще боль­ше. В этот сле­ду­ю­щий раз.

Домодедовщина”: 9 комментариев

  1. А что это была за исто­рия? туда-сюда-обрат­но? Ната­лья, хитрица.

  2. По всем видать, это худож­ник пожа­ло­вал, на оче­ред­ном трипе.

  3. ужасно,что всё это не кино.
    Что мы на пол­ном серьё­зе живём в этом мире.

  4. Мы научи­лись писать кра­си­во, алле­го­ри­я­ми пред­став­ляя своё виде­ние ситу­а­ций, вызы­вая смех, слё­зы, скре­жет зуб­ной, сопе­ре­жи­ва­ние. То есть диа­гноз обо­зна­чать. И это сла­ва Богу! Диа­гно­сти­ро­вать вер­но нача­ли, све­ти­лам мест­ной вра­чеб­ной нау­ки не все­гда уда­ёт­ся. А вот лече­ние про­пи­сать, тут нет Вас (авто­ру и kompani). Оно и понят­но, Изра­иль, США, дру­гие запад­ные стра­ны часто стал­ки­ва­ют­ся с подоб­ным, но не выда­ют сек­ре­тов борь­бы с тер­ро­риз­мом. А есть-ли они? В нача­ле 70‑х в Сама­ре лови­ли манья­ка: под­жи­га­те­ля и насиль­ни­ка. Ведь все на ушах сто­я­ли. А парень­ка на вели­ке слу­чай­но взя­ли. А здесь орга­ни­зо­ван­ные груп­пы. На мой взгляд, субъ­ек­тив­ный, весь­ма заин­те­ре­со­ван­ный, надо не бало­вать игри­вы­ми тек­ста­ми (не лишён­ны­ми мастер­ства), а зная при­чи­ны-под­ска­зать мето­ды. Спасибо! 

    1. Я абсо­лют­но соглас­на. Жур­на­ли­сты отта­чи­ва­ют перья, не огля­ды­ва­ясь на горе сооте­че­ствен­ни­ков, вме­сто того, что­бы реаль­но пред­при­нять что-то. 

      1. Слу­шай­те, я — за про­фес­си­о­на­лизм. Может быть, пусть жур­на­ли­сты все-таки пишут ста­тьи, а не высле­жи­ва­ют тер­ро­ри­стов? Их, жур­на­ли­стов, не учи­ли высле­жи­вать тер­ро­ри­стов, их учи­ли — «писать кра­си­во, алле­го­ри­я­ми пред­став­ляя своё виде­ние ситу­а­ций, вызы­вая смех, слё­зы, скре­жет зуб­ной, сопе­ре­жи­ва­ние», и если им это уда­ет­ся, очень здорово.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.