И никаких девиц Ленорман!

Вы толь­ко не поду­май­те лиш­не­го, но раз уж в Сама­ру съе­ха­лись для объ­еди­не­ния биб­лио­те­ка­ри всех стран, то самый луч­ший тон — гово­рить о кни­гах. Рас­ска­зы­вать, какие имен­но кни­ги сде­ла­ли из вас чело­ве­ка, а вот еще в Англии несколь­ко лет назад был слу­чай, когда деся­тью тома­ми теле­фон­ных спра­воч­ни­ков «жел­тые стра­ни­цы» уби­ли стро­и­тель­но­го под­ряд­чи­ка, непри­ят­но­го чело­ве­ка. Выло­жив на стой­ку, напри­мер, бара зачи­тан­ный томик Каф­ки, вы пози­ци­о­ни­ру­е­те себя чело­ве­ком в иска­ни­ях, а если хохо­че­те над Зощен­ко, то всем сра­зу ясно — иска­ния закон­че­ны. Нет такой ситу­а­ции, когда кни­га была бы пол­но­стью бес­по­лез­на, и речь даже не об отсох­ших диван­ных ножках.

Нет ниче­го точ­нее, чем гада­ние на кни­гах – это такое вер­ное гада­ние, когда чело­век заду­мы­ва­ет какой-нибудь вопрос, обра­ща­ет его к миро­зда­нию и ноосфе­ре, а сам тем вре­ме­нем раз­ла­мы­ва­ет завет­ный том на какой-либо стра­ни­це и тычет паль­цем в хоро­шень­кие ров­ные строч­ки. И чита­ет совет, поже­ла­ние или предо­сте­ре­же­ние, что обра­ща­ет к нему миро­зда­ние. Или ноосфе­ра. Или вот неко­то­рые назы­ва­ют это – целе­со­об­раз­ность вещей.

Тут важ­но выбрать хоро­шую, пра­виль­ную кни­гу. Дол­гое вре­мя такой для меня и моих пыт­ли­вых подруг слу­жи­ла «Под­ня­тая цели­на». Точ­нее, сна­ча­ла все друж­но выбра­ли «Опас­ные свя­зи», а потом от Шодер­ло де Лак­ло отка­за­лись в поль­зу этой самой Цели­ны. Не спра­ши­вай­те меня, поче­му. Жизнь суро­во пока­за­ла, что Шоло­хов чаще ока­зы­ва­ет­ся прав, а Шодер­ло зача­стую врет. Зага­ды­ва­ет­ся вопрос: а при­гла­сит ли меня ЭнЭн на вто­рое сви­да­ние? И метод лите­ра­тур­но­го тыка дает неза­мед­ли­тель­но ответ: «Мы, граж­дане, сами при­вык­ли вра­гов про­ле­та­ри­а­та ста­вить на коле­ни. И мы их поста­вим. — И поста­вим в миро­вом мас­шта­бе! – сно­ва вме­шал­ся Нагуль­нов». Все пре­дель­но ясно, и судь­ба ЭнЭна на бли­жай­шее вре­мя по-соци­аль­но­му спра­вед­ли­во опре­де­ле­на Шолоховым.

Или вот «Золо­той теле­нок». Серьез­ная кни­га. Ее мож­но исполь­зо­вать гораз­до шире, чем про­стец­кие заго­во­ры на любовь и друж­бу, пусть порой слож­но трак­то­вать цита­ты вро­де «Раз­ве вы не види­те, това­рищ, что я заку­сы­ваю? — ска­зал слу­жа­щий, с него­до­ва­ни­ем отвер­нув­шись от Бала­га­но­ва». Сидишь и сооб­ра­жа­ешь, что бы это мог­ло озна­чать, при­ме­ни­тель­но к воз­мож­но­му повы­ше­нию гоно­ра­ра в таком-то изда­нии. При­хо­дишь к выво­ду, что нет, не повысят.

Вели­ко­леп­ны пер­спек­ти­вы Золо­то­го телен­ка! Взять хотя бы нача­ло. Самое нача­ло, кото­рое пом­нят все: «Пеше­хо­дов надо любить. Пеше­хо­ды состав­ля­ют боль­шую часть чело­ве­че­ства. Мало того — луч­шую его часть. Пеше­хо­ды созда­ли мир. Это они постро­и­ли горо­да, воз­ве­ли мно­го­этаж­ные зда­ния, про­ве­ли кана­ли­за­цию и водо­про­вод, замо­сти­ли ули­цы и осве­ти­ли их элек­три­че­ски­ми лам­па­ми… Надо заме­тить, что авто­мо­биль тоже был изоб­ре­тен пеше­хо­дом. Но авто­мо­би­ли­сты об этом как-то сра­зу забы­ли. Крот­ких и умных пеше­хо­дов ста­ли давить».

Если бы Эзоп напи­сал что-нибудь в этом духе, его бы тут же лиши­ли зва­ния носи­те­ля эзо­по­ва язы­ка. Пото­му что это же настоль­ко про нас, пеше­хо­дов, и про них – струк­ту­ры вла­сти, что куда уж боль­ше. Но глав­ное! По Золо­то­му телен­ку мож­но пред­ска­зы­вать буду­щее. Знай­те, что сто­ит вам несколь­ко раз с выра­же­ни­ем про­честь отры­вок про Васи­су­а­лия Лохан­ки­на, как назав­тра депу­тат Сивир­кин высту­пит с оче­ред­ной зако­но­твор­че­ской ини­ци­а­ти­вой, направ­лен­ной на воз­рож­де­ние поскон­но­сти и про­тив абортов.

«Жена поду­ма­ла, взде­ла на белое невы­пе­чен­ное пле­чо сва­лив­шу­ю­ся бре­тель­ку и вдруг заголосила.
— Ты не сме­ешь так гово­рить о Пти­бур­ду­ко­ве! Он выше тебя!
Это­го Лохан­кин не снес. Он дер­нул­ся, слов­но элек­три­че­ский раз­ряд про­бил его во всю дли­ну, от под­тя­жек до зеле­ных карпеток.
— Ты сам­ка, Вар­ва­ра, — тягу­че заныл он. — Ты пуб­лич­ная девка!
— Васи­су­а­лий, ты дурак! — спо­кой­но отве­ти­ла жена.
— Вол­чи­ца ты, — про­дол­жал Лохан­кин в том же тягу­чем тоне. — Тебя я пре­зи­раю. К любов­ни­ку ухо­дишь от меня. К Пти­бур­ду­ко­ву от меня ухо­дишь. К ничтож­но­му Пти­бур­ду­ко­ву нын­че ты, мерз­кая, ухо­дишь от меня. Так вот к кому ты от меня ухо­дишь! Ты похо­ти пре­дать­ся хочешь с ним. Вол­чи­ца ста­рая и мерз­кая притом».

Пре­кра­сен Швейк, точ­нее ска­зать — Яро­слав Гашек, он нико­гда не оши­ба­ет­ся. Я толь­ко про­шу не увле­кать­ся стра­ни­ца­ми с опи­са­ни­ем пре­лест­но­го путе­ше­ствия Швей­ка с фельд­ку­ра­том Отто Кацем в про­лет­ке — ну, когда Швейк сопро­вож­дал фельд­ку­ра­та домой.

«Уже тре­тий день Швейк слу­жил в ден­щи­ках у фельд­ку­ра­та Отто Каца и за это вре­мя видел его толь­ко один раз. На тре­тий день при­шел ден­щик пору­чи­ка Гель­ми­ха и ска­зал Швей­ку, что­бы тот шелк ним за фельдкуратом.

По доро­ге ден­щик рас­ска­зал Швей­ку, что фельд­ку­рат поссо­рил­ся с пору­чи­ком Гель­ми­хом и раз­бил пиа­ни­но. Фельд­ку­рат в дос­ку пьян и не хочет идти домой, а пору­чик Гель­мих, тоже пья­ный, все-таки выки­нул его на лест­ни­цу, и тот сидит у две­ри на полу и дремлет».

Не надо, повто­ряю, увле­кать­ся этим эпи­зо­дом, а то кру­гом рабо­чая неде­ля, вре­мя тво­рить, сози­дать и сда­вать дет­ские экза­ме­ны, а вы тут себе такое нагадаете.

«Швейк при­под­нял фельд­ку­ра­та и при­сло­нил его к стене.

Фельд­ку­рат шатал­ся из сто­ро­ны в сто­ро­ну, нава­ли­вал­ся на Швей­ка и все вре­мя повто­рял, глу­по улыбаясь:

– Я у вас сей­час упаду…

Нако­нец Швей­ку уда­лось при­сло­нить его к стене, но в этом новом поло­же­нии фельд­ку­рат опять задремал.

Швейк раз­бу­дил его.

– Что вам угод­но?– спро­сил фельд­ку­рат, делая тщет­ную попыт­ку съе­хать по стене и сесть на пол».

И неболь­шой экс­пе­ри­мент в фина­ле. Оты­щи­те любую кни­гу в ради­у­се трех мет­ров вокруг себя. Открой­те на пяти­де­ся­той стра­ни­це, седь­мая строч­ка свер­ху. Читай­те. Такой ваш про­гноз на сего­дняш­ний день. У меня полу­чи­лось вот что: «Итак, даже поч­та­льон Пата при­нес­ли в жерт­ву на алтарь про­грес­са». Днев­ни­ки Адри­а­на Моула мне попа­лись. Теперь вот думаю.

А что у вас?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.