Тяжела и неказиста жизнь

Отче­го-то этой вес­ной ужас­но стра­да­ют мои есте­ствен­ные био­рит­мы. Стра­да­ют они так: в десять вече­ра я засы­паю в любом месте Зем­ли, где бы меня не настиг этот позд­ний час, зато в поло­вине шесто­го утра радост­но улы­ба­юсь ново­му, пре­крас­но­му дню. И все бы хоро­шо, если мож­но было бы под­нять­ся с кро­ва­ти и новый, пре­крас­ный день начать. Но я резон­но думаю, что все нор­маль­ные люди еще спят, и мне за себя ста­но­вит­ся обидно.

Поэто­му вста­вать рань­ше допу­сти­мо­го общим режи­мом вре­ме­ни я не рискую, а лежу на спине, по-цар­ски зало­жив руки за голо­ву, и смот­рю на высо­ком потол­ке кар­ти­ны дней. Сего­дня про­смот­ре­ла кар­ти­ну дней моей служ­бы в реклам­ном агентстве.

Немно­го­чис­лен­ный кол­лек­тив жур­на­ли­стов воз­глав­ля­ла очень забав­ная девоч­ка, допу­стим, Вик­то­рия. Она была шум­ная, хохо­та­ла басом и охот­но пила вод­ку. Как-то в раз­гар рабо­че­го дня Вик­то­рия вошла в реклам­ный отдел и сказала:

- Ну како­го чер­та у нас опять трес­нул уни­таз? Про­сто нет воз­мож­но­сти спра­вить малую нуж­ду. Про­сто я сей­час в горе соби­ра­юсь и иду в гастро­ном за вод­кой. Кто со мной?

С ней никто не пошел. Вик­то­рия дол­го ныла посе­ре­дине поме­ще­ния, что надо, надо отдох­нуть, пото­му что голо­ва уже не сооб­ра­жа­ет и муча­ет миг­рень, а гло­ток-дру­гой спирт­но­го все­гда про­го­ня­ет ее, вик­то­ри­и­ну миг­рень, прочь.

- И так ска­жи­те «спа­си­бо», — горя­чи­лась Вик­то­рия, — что я с гре­ба­ной миг­ре­нью хожу в вашу шарашку!

Одна из зре­лых слу­жи­тель­ниц под­жа­ла тон­кие губы и про­бор­мо­та­ла, что она за два­дцать пять лет тру­да ни разу не бра­ла боль­нич­ный, хотя миг­рень у нее каж­дый день, а один раз она даже печень чисти­ла на рабо­чем месте, чере­дуя гло­ток лимон­но­го сока с глот­ком под­сол­неч­но­го мас­ла и так три лит­ра под­ряд, и на рабо­чем месте у нее вышли несколь­ко огром­ных кам­ней из желч­но­го пузы­ря, зеле­но­го цве­та, уточ­ни­ла слу­жи­тель­ни­ца через паузу.

- Теперь мне понят­но, что про­изо­шло с уни­та­зом, — ста­ла хохо­тать басом небрезг­ли­вая Вик­то­рия и пошла за вод­кой одна.

При­нес­ла вод­ку и ника­кой закус­ки. Ну бук­валь­но ни шоко­лад­ки, ни яблоч­ка, ни пач­ки суха­ри­ков. Ниче­го. Забы­ла при­об­ре­сти. Может чело­век забыть? Ни у кого из кол­лег тоже не уда­лось обна­ру­жить запа­сов съест­но­го. Вик­то­рия загру­сти­ла. Сно­ва тащить­ся в гастро­ном она не хоте­ла. Изощ­рен­ный ум жур­на­лист­ки под­ска­зал ей един­ствен­но пра­виль­ное реше­ние. Она вышла в общий кори­дор и напра­ви­лась к офи­су сосе­дей по зда­нию — сосе­ди по зда­нию удач­но тор­го­ва­ли ком­пью­те­ра­ми и комплектующими.

Загля­ну­ла в про­стор­ный началь­ствен­ный каби­нет, где про­во­ди­лось важ­ное сове­ща­ние насчет рас­пре­де­ле­ния пре­мий по ито­гам годам или что-то такое же страст­ное. Про­су­ну­ла свою круп­ную голо­ву в дверь, туло­ви­ще оста­ви­ла в кори­до­ре. Посмот­ре­ла мину­ту-дру­гую, послу­ша­ла о дости­же­ни­ях фир­мы и прой­ден­ных ею эта­пах ста­нов­ле­ния в слож­ных усло­ви­ях новых рыноч­ных отно­ше­ний, поже­ва­ла губа­ми и внят­но произнесла:
— Эй, про­грам­ми­сты! А у вас сне­ди нету?

Про­грам­ми­сты сна­ча­ла немно­го уди­ви­лись, потом немно­го поду­ма­ли, и началь­ник реши­тель­но отве­тил, что, к сожа­ле­нию, сне­ди у них нету.
— Эх, — горь­ко вздох­ну­ла Вик­то­рия, — про­грам­ми­сты, а сне­ди — нету…

И убра­ла голо­ву обрат­но в кори­дор, к сво­е­му заску­чав­ше­му туловищу.

Через вре­мя про­грам­ми­сты весе­лой гурь­бой окру­жи­ли Вик­то­рию, пре­воз­но­си­ли ее как лич­ность, ода­ри­ва­ли раз­ны­ми еда­ми и напит­ка­ми, фра­за «про­грам­ми­сты, а сне­ди нету» — надол­го сде­ла­лась их люби­мей­шей, и даже девизом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.