Все эти выпускники

И кому толь­ко в голо­ву при­шло встре­чать­ся выпуск­ни­ка­ми в кон­це нояб­ря, но ведь при­шло, как ни стран­но, и помя­тые жиз­нью, но с блес­ком в гла­зах выпуск­ни­ки в парад­ных гал­сту­ках и выпуск­ни­цы в пла­тьях-футля­рах болт­ли­во кури­ли чуть левее парад­но­го подъ­ез­да гости­ни­цы Холидей инн, извест­ной сво­им ресто­ра­ном и бар­ной стой­кой. Самая гром­кая из выпуск­ниц, по-пацан­ски спря­тав сига­ре­ту в кулак, кри­ча­ла: «Вяле­ная бара­ни­на и поми­дор­чи­ки-чер­ри! Спар­жа в парм­ской вет­чине с соусом из яич­ных желт­ков и пет­руш­ки! Кобас­ки чори­зо и мари­но­ван­ные капер­сы! Спар­жу отва­рить, а капер­сы хоро­шо слить!» Аль­тер­на­тив­ным меню отве­ча­ла выпуск­ни­ца в лох­ма­том жаке­те из рыжей лисы: «Три раза в неде­лю по два часа – сило­вые тре­ни­ров­ки, суб­бо­та – кросс десять кило­мет­ров, вос­кре­се­нье – откры­тый бас­сейн…» За встре­чей двух куль­тур рав­но­душ­но наблю­да­ли хоро­шо вос­пи­тан­ные охран­ни­ки, а тол­стый выпуск­ник в исланд­ском сви­те­ре с оле­ня­ми дождал­ся пау­зы в раз­го­во­ре и сооб­щил, что Пет­ро­ва разыс­ки­ва­ет интер­пол. Охран­ни­ки пере­гля­ну­лись скептически.

Несколь­ко лет не посе­щаю встре­чи выпуск­ни­ков, а до это­го ходи­ла – как намаг­ни­чен­ная. Мы с подру­гой даже орга­ни­зо­вы­ва­ли, даже кафе арен­до­ва­ли, даже фрук­ты на рын­ке заку­па­ли, даже алко­голь оптом, что­бы бюд­жет­нее. Неко­то­рые вече­ра про­хо­ди­ли неза­бы­ва­е­мо. Напри­мер, лет семь назад про­изо­шло. Что-то мы были сна­ча­ла в одном месте, потом место закры­лось на ночь и мы помча­ли на четы­рех так­си в дру­гое, не закры­ва­ю­ще­е­ся. При­мча­ли, рас­по­ло­жи­лись. А надо ска­зать, что при­сут­ство­вал один маль­чик, быв­ший одно­класс­ник, конеч­но, но – доволь­но опо­сре­до­ван­ный. Учил­ся вме­сте с основ­ной мас­сой клас­са до седь­мо­го, а то и того менее, а потом пере­вел­ся в шко­лу с укло­ном – то ли мате­ма­ти­че­ским, то ли еще каким. Отку­да он взял­ся в тот раз, оста­лось загад­кой; с пер­вых минут одно­класс­ник бук­валь­но тан­це­вал баль­ные тан­цы на сту­ле, бук­валь­но кру­жил дам в рит­мах тан­го и спра­ши­вал, когда же сдви­нут сто­ли­ки и воз­ник­нет необ­хо­ди­мое для сво­бод­но­го дви­же­ния про­стран­ство. Но сто­ли­ки так и не.

Так вот, в этом вто­ром месте, не закры­ва­ю­щем­ся на ночь, мы с одно­класс­ни­ком-тан­цо­ром вспо­ми­на­ли раз­ные милые вещи, напри­мер, как он меня полю­бил в пятом клас­се, дарил обло­ман­ные вет­ки сире­ни и гулял под мои­ми окна­ми с собач­кой поро­ды кар­ли­ков. пин­чер. В ходе вос­по­ми­на­ний Андрю­ша — не вижу при­чин скры­вать его слав­ное имя – гово­рит что-то типа тако­го: «Эх, Наташ­ка, а ведь я тебе путев­ку в жизнь выдал».

Я от удив­ле­ния пода­ви­лась жид­ко­стью, ну что мы там мог­ли пить? Алко­голь­ную вари­а­цию колы, не иначе.

«Какую это, — про­каш­ляв­шись, гово­рю, — путевку?»

«Ну а как же, — отве­ча­ет, — ты кра­со­ты-то не вот там пря­мо «ах!», а я тебе сво­им вни­ма­ни­ем отлич­но само­оцен­ку поднял».

И про­дол­жа­ет, чуть не вывел меня в люди, чуть не чело­ве­ком сде­лал, чуть не помог рас­пра­вить чуть не кры­лья и запу­стил в кос­мос. Рядом ока­за­лась мрач­ная архи­тек­тор Сто­ля­ро­ва, она рас­хо­хо­та­лась басом и ска­за­ла: «Да, вот это и назы­ва­ет­ся – Арма­гед­дон», но дело даже еще не шло к концу.

В про­ти­во­по­лож­ном от нас кон­це ком­па­нии сде­ла­лась насто­я­щая дра­ка, с насто­я­щим мор­до­би­ти­ем и при­вле­че­ни­ем: а) мест­ной охра­ны и б) город­ской поли­ции. Но от поли­ции уда­лось спа­стись, и мы зачем-то поеха­ли уже на двух так­си в новое, тре­тье место, где про­дол­жи­ли пить колу с вод­кой. И ника­ко­го Андрю­ши с путев­кой в жизнь боль­ше не было, как мне каза­лось. Но он все-таки был, вышел себе из кло­зе­та, выти­рая руки обрыв­ком бумаж­но­го поло­тен­ца, и попро­сил неж­но: «Наташ­ка, одол­жи по ста­рой памя­ти руб­лей пять­сот-шесть­сот, я порт­моне поте­рял, а хочу всем девоч­кам пода­рить цве­ты». Всех дево­чек были: моя подру­га дет­ства, мрач­ный архи­тек­тор Сто­ля­ро­ва и я. Цве­ты раз­но­си­ла спе­ци­аль­ная про­дав­щи­ца, в пласт­мас­со­вых вазах тор­ча­ли жух­лые розы неопре­де­лен­но­го цве­та. И еще эта путев­ка в жизнь. В общем, я под­ло­ва­то отка­за­ла: «Андрю­ша, к сожа­ле­нию, у меня оста­лось толь­ко на так­си до дому», и мы вер­ну­лись к напит­кам. Подру­га дет­ства была весе­лее всех, она шикар­но зака­зы­ва­ла пес­ни Иго­ря Таль­ко­ва и Алек­сея Глы­зи­на. Один маль­чик уснул. Дру­гой врал жене по теле­фо­ну, что уже дома. Архи­тек­тор Сто­ля­ро­ва мрач­не­ла на гла­зах. Пора было рас­хо­дить­ся, судя по всему.

Нисколь­ко не уди­ви­лась, когда в так­си до дому рядом со мной ока­зал­ся Андрю­ша. Нет-нет, ниче­го эро­ти­че­ско­го: «Я пом­ню – похва­стал­ся он, — у тебя денег как раз на маши­ну оставалось…»

Такая исто­рия, глу­пая и без вся­ких выво­дов, как чаще все­го с исто­ри­я­ми и быва­ет. Через пару лет я узна­ла, что Андрю­ша рабо­та­ет сете­вым про­дав­цом доро­го­сто­я­щих мою­щих средств, он при­хо­дил со слу­жеб­ным визи­том к общей зна­ко­мой и с поро­га вскри­чал: «Гос­по­ди, в каком говне ты живешь! Но в тво­их силах все изме­нить, с Нью­вей». Или не Нью­вей, я не пом­ню. Как вы пони­ма­е­те, текст вряд ли мож­но назвать рекламным.

Иллю­стра­тор Рафа­эль Альварес

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.