Шелк и бисер вместо страха

11 февраля в Самарском областном клиническом онкологическом диспансере состоялось открытие выставки работ пациентов диспансера и представителей общественной организации «Сила жизни».

— Ну да, я тут прохожу курс химиотерапии, — говорит женщина в затейливо повязанном платке, — уже третий, но не хочу сейчас об этом. Я хочу вышивать бисером! Браслет хочу сплести, чтобы слова. Я уже выбрала, какие. Напишу: «Love is all». Это будут парные браслеты.

Женщина улыбается, предвкушая. Садится за специально оборудованный к мастер-классу стол, рядом с ней две медицинские сестры в униформе. Руки сестер для разнообразия заняты не изогнутыми страшноватым лотками в форме фасолины, но крохотными пяльцами и швейной иглой. Руководит процессом представительная дама в нарядной блузе.

— Нанизываем на нить пять белых, четыре красных и одну желтую бисеринки. Пропускаем иглу через четыре красных бисеринки, затем набираем еще две красные и протягиваем нить через отверстие первой бисеринки…

Вокруг, в вестибюле, собираются зрители. Зрители выглядят пестро. Симпатичную старушку привезла на кресле-каталке внучка в кожаной кепке и с татуировкой на виске. Внучка наполняет водой пластиковый стаканчик и протягивает бабушке. Женщина в бигуди под газовой косынкой опирается на трость. Доктор в хирургической пижаме продолжает разговор с коллегой: «На уровне пятого ребра определяется округлая дополнительная тень однородной структуры…». Коллега сдержанно кивает. Очень худая красивая девушка в спортивном костюме «боско» рассматривает бусы: каждая бусина оплетена кружевом, а вместе они нанизаны на атласную ленту. Бусина синяя, бусина – черная, а еще встречаются белые, редко.

— Выполнено в технике нанизывания на ювелирный тросик, — доверительно сообщает мастерица, — а вот это – искусственный жемчуг, узелковая техника…

Мастерицу зовут – Нина Федоровна Филина. Это очень милая старая дама, волосы завиты, лицо подкрашено, на шее – массивные бусы янтарного оттенка. Нина Федоровна рассказывает, очень спокойно, что перенесла два инсульта подряд, восстановительный период протекал тяжело, но ничего, справилась. Очень помогло именно рукодельное ремесло – развивалась мелкая моторика, а это полезно. Сейчас Нина Федоровна волонтерствует в психоневрологическом диспансере, ведет занятия в группе пациентов с клинической депрессией. Учит плести из бисера, делать украшения. Занятия многим идут на пользу: смотришь, сначала приходит такая неприбранная женщина, волосы некрашеные, никакого макияжа, ногти обкусаны, и сама в рубище. Сидит, в пол смотрит, не разговаривает ни с кем, еще и рыдать начнет. А потом, через десять, к примеру, занятий, уже надевается костюмчик, или джинсы, какая-нибудь яркая майка, на руке – браслет собственного изготовления. В ушах – серьги. А еще и картину вышьет, бисером, да и свекрови подарит, которая свекровь только и трепалась, что невестка у нее совсем с приветом, абсолютно сумасшедшая, стыдно людям в глаза смотреть.

Нина Федоровна с удовольствием смеется.

— А есть у вас что-нибудь для мужчин? – спрашивает худая девушка. Мастерица перебирает украшения: ожерелья, броши, браслеты, заколки. Если мужчина достаточно длинноволос, то ему можно украсить прическу заколкой-другой. Но лучше, наверное, не делать этого. Девушка говорит:

— Или что-то с сердечками, мне на день святого Валентина нужно. В подарок. Или просто бисер! Россыпью! – девушка оживляется, — а что! вот этими самыми руками сплету.

Девушка поднимает руки и немного вертит ими, будто закручивает невидимые лампочки. Ее зовут Оля. Оля называет свой диагноз: аденокарцинома толстой кишки. Все произошло внезапно: в сентябре сняли квартиру, с молодым человеком. В квартире все было ничего, да только отсутствовала занавеска в ванной. И резиновый коврик. Отправились за искомым в ИКЕА, долго мотались, выбирали. Оля с вечера чувствовала себя плохо, думала, подступает грипп. А тут вдруг упала. На складе самообслуживания, где следует, согласно маркировке, набирать в тележки и желтые сумки товар. Упала, потеряв сознание, а вокруг расползалась лужа крови — темно-красная на светло-сером икеевском полу. Прооперировали, все прошло хорошо. Через год сделают еще одну операцию – уберут колостому обратно. Но и со стомой можно жить! Современные калоприемники совершенно незаметны для окружающих. Плоские, они не пропускают запах, не шелестят и не видны под обычной одеждой. А еще можно носить пояс для чулок! Олины друзья очень удивились, когда она просила купить и принести ей в больницу такой дамский пояс.

— Кому сердца? Здесь сердца! У меня сердца! – Оле нетерпеливо семафорит следующая рукодельница.

Сердца представлены разных фактур: шерстяное, валяное. Такое сердце не разобьется. Плетеное из шелковых ниток очень нежное, и тоже небьющееся. А вот бисерное сердце может рассыпаться – перламутровой веселой радугой. Оля выбирает шелковое, размером с ладонь. И спрашивает с прицелом на будущее, где берутся все эти ткани, ленты, бисер и прочая роскошь.

Официальную часть мероприятия неподалеку осуществляет заместитель главного врача СООКД Татьяна Геннадьевна Золотарева. Рассказывает, что в рамках программы «Три часа без рака» в онкодиспансере ежемесячно устраиваются выставки работ пациентов, концерты силами пациентов. Формат ярмарки используется диспансером впервые, но судя по успеху затеи, будет взят на вооружение. Татьяна Геннадьевна и другие доктора считают, что творчество помогает активизировать внутренний потенциал человека и реально увеличивает шансы на выздоровление.

У входа в стационар (2-ой блок) дежурят бравые санитарки. Проверяют у посетителей сменную обувь и велят снимать верхнюю одежду. У одной на хлопке белого халата, рядом с бейджем, приколота брошь из шерсти. Кажется, это птица. Да, определенно — птица. Синяя.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *