Поселиться в Селитьбе

У села возле переставшего недавно работать колхоза, успевшего побывать акционерным обществом, есть все шансы получить второе дыхание. Сюда нас привёз Дмитрий Саблин, человек который собирается развивать в Селитьбе сельский туризм, а попутно методом проб и ошибок давать новую жизнь умирающей русской деревне. Он не православный фанатик, не адепт экологических идей эпохи нью-эйдж, а вполне сложившийся бизнесмен, который думает перебираться из городской суеты в деревню вместе с новыми проектами и идеями…

Дмитрий Саблин вполне успешно вёл в городе свой бизнес, связанный с коммерческой недвижимостью. Успел полгода поработать в горадминистрации при Тархове, но полученный опыт ему не пришёлся по душе, и он уволился. В свои тридцать с небольшим Дмитрий задумался о вечном и решил перебраться в деревню. «В нашей ситуации есть несколько путей, — рассуждает Саблин. — Торговать ресурсами или работать во власти, то есть кормиться с тех же самых ресурсов. Всё остальное сделают китайцы. Но есть вещи ручной работы, которые произвести китайцам не под силу. Я решил пойти по этому пути».

Саблина заинтересовала индустрия внутреннего туризма. Сначала ему предлагали реализовать проект по строительству базы для буддийских ретритов в Подмосковье, но Дмитрий решил остаться в Самаре, где реализация проекта такого рода крайне затруднена. И он обратил свой взор на деревню, а также опыт только приходящего в Россию сельского туризма. Долгое время Дмитрий искал подходящий населённый пункт, куда можно было бы перебраться на постоянное место жительства. Село должно было находиться, с одной стороны, достаточно близко к Самаре, с другой – быть не дачным посёлком, а настоящей деревней. Причём живой, а не еле теплящейся.

И вот Саблин приехал в Русскую Селитьбу, которая ему сразу же пришлась по душе. В сентябре прошлого года он снял здесь себе дом. Начал присматриваться к местной жизни и налаживать контакты. «Здесь люди днём двери домов не запирают, уходя из дома, — говорит Саблин. — Была пара воришек из алкашей, но их поймали, проучили, и опять всё стало спокойно». Кажется, что за полгода Дмитрий перезнакомился здесь со всеми. Как с местными жителями, так и с властями района и поселения. Ему удалось привлечь в Селитьбу незнакомых до этой поры единомышленников, которые уже готовы переезжать из Самары в село. Процесс запущен.

Саблин уже начал строиться на купленной земле, которая находится на самой живописной улице села — Родниковке. В полшестого утра мы выехали из Самары, чтобы прибыть на Родниковку и посмотреть места, где вскоре должен появиться первый центр сельского туризма в области. Дмитрий снабжает нас контактами сельчан, а сам отправляется на свой участок. Около семи мы приходим в дом к потенциальной руководительнице местного Территориального органа самоуправления Антонине Александровне Барашкиной. Убедить в необходимости создания ТОСа сельчан удалось Дмитрию на прошедшем весной общем собрании. И, похоже, дело начало сдвигаться с мёртвой точки.

Антонина Александровна ещё в бытность колхоза была главной местной общественницей. До появления ТОСа из общественной работы оставалось только участие в местной избирательной комиссии. Барашкина рассказывает нам о проблемах села. Традиционный набор для тысяч и тысяч сёл по всей России, тихо умирающих возле развалившихся колхозов. Это недостаток сообщения общественным транспортом с городом, отток из села в отсутствие работы молодёжи, проблемы с водой… Молодёжь уезжает работать в Курумоч, а также в Самару, где занимает места в низших слоях трудящихся, полня ряды бесчисленных сотрудников автосервисов и охранников. Отдельно Антонина Александровна сетует по поводу дорог: «Может быть, мы и сами виноваты, что их не берегли, а теперь в бюджете нет денег на ремонт». Впрочем, по правде говоря, дороги в Русской Селитьбе не сильно отличаются своим состоянием от некоторых магистралей областного центра.

«Недавно пожар был, пришлось в Большую Раковку за 10 километров за водой ездить, — рассказывает Барашкина. — Когда колхоз был, делали на ручье для таких случаев запруду. Если сейчас ТОС создадим, будем запруду в первую очередь делать. Вдруг такая же жара как в позапрошлом году…»

Антонина Александровна готовит нам яичницу из деревенских яиц с желтками апельсинового цвета и угощает шпротами домашнего приготовления на огромной по городским меркам кухне. «Вот мы тут туалет себе в доме сделали, газовое отопление… Хлеб теперь пеку не в печке, а в духовке, — хвалится благами цивилизации, пришедшими в село, Барашкина. — Скоро будем душ делать, чтобы дети, когда из города приезжать будут, разницы не чувствовали».

За завтраком Антонина Александровна рассказывает историю про свою покойную мать: «Её паралич разбил, не вставала. Мы за ней ходили, ухаживали. Один раз приходим, а она по дому сама ходит». Мать Барашкиной говорила: «Хочешь жить – двигайся». Эти слова можно сделать девизом Русской Селитьбы, которая в этом году начала двигаться. А значит, хочет жить.

От Антонины Александровны мы идём в центр села. «Школа у нас хорошая. 80 учеников. Из Сергиевского района даже привозят. Коллектив сильный у нас, старой закалки».

Школа действительно не производит впечатление вымирающей. Во время перемены на крыльце прогуливаются многочисленные дети, за углом курят старшеклассники… Всё как 30 лет назад. Но найдут ли себе место эти дети в селе, когда подрастут?..

Из школы отправляемся вновь на Родниковку. Здесь живёт представитель местной творческой интеллигенции Юрий. Его дом находится возле нынешних главных туристических достопримечательностей села – часовни со святым источником и деревянной купальни, к которым периодически приезжают паломники. Вода в купальне всегда имеет температуру около 4 градусов. В жару – бодрит. В мороз – согревает.

Юрий встречает нас у калитки и усаживает у околицы за столик на скамейки на берегу ручейка, который и дал название улице. А сам отправляется готовить чай из трав по собственному рецепту.

Юрий – первый дауншифтер в Русской Селитьбе. Он переехал сюда, в село, где жили его родители, из города в 2001 году. До этого, по первому образованию повар, он успел отработать на «северах». Затем жил в Екатеринбурге, где учился на театрального режиссёра. Потом перебрался в Самару. Реставрировал антикварные комоды, диваны и стулья, причем кожу для обивки мебели покупал самую качественную, писал книги. А потом бросил городскую жизнь и уехал в Селитьбу, без которой теперь не представляет свою жизнь. Здесь он увлёкся лекарственными травами.

Юрий заваривает нам чай из совсем свежих трав, попутно рассказывая об ингредиентах и производимом ими эффекте – душице, мяте, смородине… Горячий чай прекрасно согревает и восстанавливает силы пасмурным утром. Да и местная вода из святого источника прибавляет напитку вкусу. Потом травник переключается на общий экскурс по местной флоре. Повествует, кажется, обо всех местных растениях. Начиная от «русского женьшеня» татарника, заканчивая беленой, у объевшихся которой начинаются галлюцинации.

Напротив дома Юрия село заканчивается, и над ним нависают три живописных шихана, носящих названия Николина, Воробьёва и Лысая гора. На Николиной горе стоит металлический крест. «Раньше там стоял очень старый деревянный крест, но потом его перенесли на Лысую гору, — рассказывает травник, — а там давным-давно было языческое святилище. Вот в этот крест молния и ударила, разнесла в щепу… У меня дома остатки его лежат. Потом на Николину металлический водрузили».

Первобытный, сказочный, дохристианский покой этих мест, сдобренный ароматом чая из трав, очень причудливо, но гармонично переплетается в Русской Селитьбе с многочисленными крестами – на горе, над часовней, купальней, храмом начала позапрошлого столетия… Уже через час после приезда сюда время стало течь для нас совсем по-другому и совершенно расхотелось ехать обратно в город. Во всяком случае, на какое-то время.

Но график нас начинает поджимать. Единственный рейсовый автобус ушёл из села ещё в 7 утра, и если Дмитрий Саблин не отвезёт нас на своём Volvo в Самару, то есть все шансы надолго остаться в этой сказке. Мы отправляемся к нему в съёмный дом на другой конец села, чтобы перекусить на дорожку.

Дмитрий Саблин рассказывает, что каждый из людей, с которыми мы успели пообщаться за время пребывания в селе, обретёт, по его замыслу, в новой жизни Русской Селитьбы новые функции. А главное, что сами они готовы включиться в процесс «перезагрузки» села. Общественница Антонина Александровна возглавит ТОС. Продавщица Анна Васильевна сможет скоординировать местных производителей молока, яиц, овощей и фруктов, чтобы организовать поставки экологической продукции в город. Юрий будет знакомить туристов с местной флорой и делать смеси из трав для поставки в городские магазины и чайные.

В селе есть конюшни, благодаря которым в Селитьбе помимо прочего может появиться центр конного туризма. Но у их владельца хватает сил только на поддержание поголовья. Нужны инвестиции, нужны люди. Многое упирается в городских или же уже бывших, переехавших в село городских жителей. Для того чтобы реализовать все эти проекты, нужна новая кровь, новый опыт, новые инвестиции и, конечно, искренняя любовь к деревне как феномену.

«Русское село будет вымирать и дальше, — говорит Дмитрий, — но важно сейчас, пока ещё не поздно, создать некие точки притяжения. Чтобы вымерло не всё. Чтобы было на кого равняться, было вокруг кого концентрироваться, было у кого перенимать опыт. Сюда нужно привлекать людей, которые готовы переехать в деревню и растить здесь детей».

Саблин проштудировал иностранную литературу по маркетингу мест в Европе. Там практически каждая деревня имеет свой имидж и свою специализацию. Одни располагают соответствующей инфраструктурой, ориентированной на пенсионеров. И живут за счёт перебирающихся туда бюргеров. Другие, напротив, имеют молодёжную направленность. И этот опыт надо перенимать. Возможно, вскоре и Русская Селитьба приобретёт свой собственный чёткий имидж и станет образцом для других проектов в сельской местности.

«Любой проект реализовывается за счёт трёх составляющих, — рассказывает Саблин, — местных жителей, бизнеса и властей. Если хоть какая-то из этих составляющих в проекте не заинтересована, реализовать его будет очень тяжело». Многие местные жители в Селитьбе, как мы убедились, уже всерьёз увлеклись новыми смыслами, которые скоро должно обрести село. Бизнес сюда уже начал приходить. Дмитрий возлагает большие надежды на нового губернатора, для которого сельское хозяйство всегда было приоритетным направлением.

Сможет ли быть успешным в Самарской области сельский туризм как направление?.. Пока мы практически не имеем альтернатив тысячам одинаковых турбаз с их нехитрой самодеятельностью и пьяными дискотеками. Автору этих строк хотелось бы приехать на неделю в настоящую деревню, а не бутафорское поселение а-ля рюс. Гулять по окрестностям вдалеке от городского шума, пить парное молоко и чаи из трав и смотреть, как по вечерам поднимается дымок над банями. И думается, таких желающих при должной смекалке инициаторов проекта найдётся немало. Во всяком случае, хочется в это верить. Чтобы была возможность наблюдать за тем, как в 70 километрах от Самары рождается очаг сельского туризма, который вдохнёт новую жизнь в русскую деревню.

Поселиться в Селитьбе”: 1 комментарий

  1. В этой деревне один из самых крутых парадромов области. Знал бы что едете с местными встречаться, присоединился бы к экспедиции с вопросом о том как они относятся к парапланерному спорту. А в целом, там конечно чудесно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *