Секс-курьер.

С легкой руки господ депутатов региональных заксобраний, питерского — Милонова и местного — Сивиркина, в стране закреплен неравноправный статус для так называемых «нетрадиционных» сексуальных отношений — лесбийства, гомосексуальности, бисексуализма и трансгендерности. Государство полагает себя вправе, утверждая неравноправие и препятствуя распространению информации, контролировать сексуальную жизнь населения. Но «древо жизни вечно зеленеет» и, несмотря ни на какие запреты, ЛГБТ есть, были и будут.

Не открою Америки, если скажу, что в эпоху господства товарно-денежных отношений секс — это товар. Секс за вознаграждение — наверное, это самый высший способ отчуждения, который при этом наиболее естественен для человеческих обществ. Человек превращается в товар, в вещь — манекен, который можно использовать на основе договора. Само собой разумеющимся считается, что покупать сексуальные услуги за деньги — нормально. Продавать себя сейчас запрещено, но пользоваться услугами секс-работников можно.

При каких условиях секс становится работой? И не только для женщин, но и для молодых мужчин, вопреки всем законам и ханжеским церковным проповедям? Поможет разобраться в этом симпатичный, высокий, похожий жимолость в трусиках мальчик лет 20-23, который согласился встретиться и побеседовать о своей подработке в сфере секс-услуг. Я нашел его по объявлению о предложении коммерческих сексуальных услуг в Интернете. Думаю, что наша беседа всё скажет.

Дело происходит в конце самарской географии, в одном из «рабочих» районов. Дверь открывается. Я вхожу. «Куда проходить?», — спрашиваю я. «На кухню», — говорит он.

Как тебя называть?

Джим.

Ты учишься?

Я учусь, сейчас вот сессию закрыл, подрабатываю, раньше курьером работал.

Если не секрет, то где учишься?

В вузе.

В каком не хочешь говорить?

(Молчит.)

В какой сфере: в гуманитарной или технической?

Гуманитарий.

Ты живешь с родителями?

У меня родители умерли. Я с дедом живу.

А дед у тебя кто?

Он рабочий на заводе.

Причина, по которой ты начал заниматься коммерческим сексом?

Не знаю… Мне как бы это нравится — сам… ну, секс (произносит с заметным придыханием). Я как бы минет только в этой части (пауза) делаю. Попробовал… Ну что, если я это хорошо делаю, то могу как бы выгоду какую-то оттуда иметь. Что бы мне не зарабатывать так?

Как давно ты начал практиковать коммерческий секс?

Совсем недавно. Наверное месяц-два.

Ты как-то по-другому стал после этого себя чувствовать? В тебе что-то изменилось?

Честно? Нет (тихо). Только это приносит мне какую-то прибыль (грустно).

А ты используешь презерватив?

Когда как… по желанию.

Знаешь ли ты о ВИЧ/СПИД?

Конечно. Мне кажется, все это знают.

Ты, когда презерватив не используешь, сознательно идешь на риск? Ты знаешь как предохраняться от ВИЧ-инфекции?

От ВИЧ как бы только если презерватив спасает, мне кажется, больше ничего.

Кто твои клиенты?

Клиенты в основном женатые, кто хочет попробовать первый раз. Они сами говорят, что когда видят объявление, ну… за деньги, знают, что это как бы не подстава, что всё будет анонимно, поэтому звонят…

А какие-то опасности бывают?

Пока не было.

Особые случаи были?

Был один, который отказался платить, типа, в следующий раз заплачу, но я его припугнул, и он заплатил.

Есть у тебя организатор, или ты самостоятельно?

Нет, это всё от меня. Моя инициатива.

Скажи, тебе знакомы другие ребята, которые занимаются коммерческим сексом?

Да, у нас в Самаре есть уже как бы группы. Меня тоже приглашали туда, но я не хочу…

А что за группы, если не секрет?

По оказанию интим-услуг.

То есть это такой уже организованный бизнес?

Да.

Ты можешь про них что-то рассказать? Там есть какая-то «крыша»?

Я поверхностно знаю. Я как бы внутрь не входил. У них есть какой-то один человек, который ищет клиентов, а потом они уже выбирают…

Если бы у тебя было достаточное количество денег, ты бы занимался коммерческим сексом?

Наверное, нет.

Сколько тебе нужно денег в месяц минимум?

Минимум? Тысяч 17-20.

Какие у тебя есть ценности в жизни?

Ценности? Наверное, семья, друзья. Даже не знаю… Семья на первом месте у меня. Дед, я его люблю… очень.

Какая у тебя сейчас в жизни цель?

Закончить образование. И… может быть, уехать в Москву или Питер.

А из страны не хочешь уехать?

Из страны пока не думал. Пока куда-нибудь туда…

Как ты видишь своё будущее?

Хочу найти кого-нибудь, какого-нибудь парня… желательно, конечно, с достатком, может быть, взрослого.

Ты хочешь сказать что-то ещё? Что можешь рекомендовать другим, заниматься им коммерческим сексом или нет?

Не знаю, каждый человек сам решает. Я, может, тоже позанимаюсь и брошу. Пока мне нравится.

Ты слышал о том, что в Самаре есть движение в защиту прав ЛГБТ?

Я слышал об этом движении, но сам с ними не знаком.

Ты знаешь, какие цели они преследуют, чего добиваются?

Какого-то признания геям и лесбиянкам, лояльного отношения к ним, равноправия с натуралами. А не какого-то там гнобления, гонения.

Что ты думаешь о травле, которая была развернута в отношении гей-активистов?

Это идёт от правительства. Вот сейчас их законы, которые они принимают, развязывают руки всем этим… Раньше они боялись ответственности, а сейчас…

Как ты относишься к закону о «запрете пропаганды» ЛГБТ?

Отрицательно. Он ущемляет мои права. Почему я не могу высказывать в Интернете, который всегда был открытым, своё мнение насчёт своей ориентации или ещё чего-то? Интернет всегда был открыт для мнений, а сейчас даже там… связали руки.

Ты готов принять участие в акции в защиту прав ЛГБТ или в общегражданской акции?

Да, готов.

От редакции: запреты и унижение сексуальных меньшинств таят в себе гораздо больше опасностей для стабильно «гетеросексуального» общества, чем можно себе представить. И речь идет не только о рынке секс-услуг, но и об общем положении в социуме. Недаром, одним из символов застойного мышления стала фраза: «В СССР секса нет». Ответная реакция и желание многих граждан доказать, что он все-таки есть, немало способствовали гибели СССР. Секс пережил Советский Союз. Переживет и ханжескую Россию. Казалось бы, этот этап нашей истоии уже был пройден. Но навязывание моральных устоев путем запугивания и уголовного преследования вернулось в нашу жизнь. Скорее всего, ненадолго. Вопрос в том, сколько людских судеб успеют искалечить депутаты от партии климакса и фракции латентных гомосексуалистов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *