Черные доски

Губернатор Самарской области Николай Иванович Меркушкин, отвечая на вопросы зрителей во время прямого эфира на телеканале «Россия 24», высказал свое мнение относительно реконструкции исторической части Самары. В целом, это очень симпатичное и достойное уважения мнение, вот только деревянные дома губернатор планирует снести. И на их месте выстроить нечто в духе ушедшей эпохи.

В Самарском районе, куда не пойдешь, всюду выйдешь к архитектурному памятнику или просто милому дому с резными ставнями, а на отвратительный новодел лучше прикрыть глаза ладонью и быстренько пробежать мимо. Громоздкие многоэтажки исторического центра – это даже не пощечина общественному вкусу, а мощная оплеуха и контрольный выстрел в голову. Но есть еще, есть постройки начала прошлого века и даже конца позапрошлого! Смотрят на нас через разнообразные окна с затейливыми переплетами, кокетливо улыбаются щербатыми улыбками сквозь чугунину балкончиков и лестничных перил.

«Мы рассматриваем возможность преобразования территории, где ранее планировалось построить стадион к ЧМ – стрелку и всю примыкающую часть до улицы Комсомольской. Дальше архитекторы прорабатывают вопросы реконструкции до улицы Ленинградской. Я сторонник того, чтобы все здания, которые имеют историческую ценность, воспитывают патриотизм, культуру, самарский дух, попытаться сохранить и сделать их красивыми и радующими глаз», — так сказал губернатор.

Однако губернаторская защита не распространяется на деревянные дома: «Деревянные, прогнившие, аварийные дома мы восстановить не сможем. И хотя меня убеждают, что их можно пропитать специальными составами, но это надо делать, когда дерево только укладывается и тогда здание может простоять 200-300 лет. Поэтому как вариант мы рассматриваем возможность либо на стрелке, либо в другом месте создать музейную улицу, на которой можно будет показать, какой была деревянная Самара».

Деревянная Самара пока жива. И ее можно посмотреть так, без музейной специальной улицы, а на улице обыкновенной. Имени, например, Алексея Толстого. Миновать дорогой отель «Холидей Инн» и идти дальше, поглядывая по сторонам. Вот этот деревянный дом не красив, не украшен резьбой, но выглядит крепким, и в нем расположена мастерская художника. Отыскать художника не получается (чаще всего утром художники недоступны), но веселая женщина с банкой молока рассказывает, что ее квартиру на первом этаже то и дело пытаются снять под офис. «Медицинская какая-то компания приходила. По витаминам и добавкам! Для здоровья, говорят, полезно часть времени проводить в деревянном доме. Самый экологически правильный материал!»

Чуть поодаль примостились два деревянных дома. Эти настоящие красавцы: темные доски, резные наличники, высокое крыльцо. Ставни распахнуты. С независимым видом бродят собаки. Ночью шел снег, и крепкий пожилой мужчина широкой лопатой расчищает полоску тротуара. Это местный житель. Временно отставив лопату, он с охотой вступает в разговор. Рассказывает, что живет тут последние сорок лет. «Как женился, так и поселился, — говорит мужчина, — тут дядька супруги прописан был, между прочим, первый патологоанатом в Самаре! Или второй. В общем, знаменитейший врач! К нему из Казани, из Москвы присылали для консультации всякие куски плоти. Называется: гистология. Так вот, этот дядька всегда повторял: жить и умирать нужно в дереве. Как сказал, так и сделал».

Мужчина задумывается и слегка мрачнеет. «Вообще, это было давно, — продолжает он, — сейчас тут все обветшало. Люблю свой дом, но мечтаю обновить. Не знаю, насколько это возможно. У нас двери-окна давно перекосило, да и пол в прихожей поплыл».

«В бюджете развития из тех дополнительных 14,5 миллиардов рублей, которые мы заложили в казну, 1,15 миллиарда – это средства на реконструкцию старой Самары, — снова цитата из выступления губернатора. — Из них 500 миллионов рублей будут направлены на снос аварийного жилья в историческом центре. Я как человек, приехавший сюда, ждал инициатив снизу, но в итоге в Самаре вновь приняли бюджет, где заложен ноль на эти цели. А бюджет Самары должен был из дополнительных источников вложить свои 500 миллионов рублей. Пока мы не имеем этого решения. А по закону о местном самоуправлении – это задача местных властей. Если ты считаешь, что ты большая власть, то займись реальным делом. Но, думаю, эти вопросы скоро решатся».

Пока вопросы решаются, деревянная Самара покупается и продается на рынке вторичной недвижимости. Первый этаж деревянного дома в непосредственной близости к зданию администрации Самарского района купила семья: мама-папа-дочка-сын. «Долго не могли получить разрешение в комитете по опеке, — говорит мать семьи, — потому что дом старый. Но потом все-таки добились своего. Я с детства мечтала жить в маленьком домике, чтобы заборчик, калитка, палисадничек, сирень и золотые шары! Когда наш дом построен, точно не знаем, в документах указано: до 1917 года. Затеяли ремонт, вскрыли полы, добрались до бревен перекрытий, так они на срезе – розовые!»

Вот они какие – черные доски. Розовые внутри. Губернатор пообещал все памятники архитектуры отреставрировать. По возможности: «Мы понимаем, что это будет стоить дороже, но будем максимально заниматься реставрацией». Самара деревянная, Самара старого кирпича, одноэтажная, двухэтажная, с надеждой замерла и ждет перемен к лучшему.

Фото: Нина Дюкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *