Алла уходит

Алла Сергеевна Демина не нуждается в представлении. Ее имя известно всем самарцам. Алла Сергеевна никогда не вела предвыборную агитацию. Ее предвыборная кампания проходит между выборами. О ее плодах может рассказать почти любой житель Ленинского района. В этом году Демина попала в число независимых кандидатов, которым отказали в регистрации. «Новая газета» попросила Аллу Сергеевну прокомментировать происходящие в городе политические процессы и их возможные последствия, а также попыталась выяснить, чем собирается заниматься после 17 лет службы всеми любимый депутат.

Алла Сергеевна, из 174 независимых кандидатов, баллотирующихся на выборах в Самарскую городскую думу, не были зарегистрированы 133. Как Вы считаете, каковы истинные причины, по которым горизбирком отказал Вам и другим кандидатам в регистрации?

Я начну с федерального закона, который называется «О гарантиях избирательных прав граждан РФ». На самом деле он «об отсутствии гарантий избирательных прав граждан РФ». Убрали избирательный залог, уравняли в возможностях кандидатов с разным имущественным положением. На самом деле не уравняли, а сделали практически невозможным независимому кандидату остаться в предвыборной гонке. В силу разных причин для всей городской администрации, независимо от того, какая она была, мягко говоря, я не очень желанный депутат, потому что неудобный. При Г. Лиманском вся администрация рыла, копала, пыталась кого-то купить, кого-то запугать, но они были связаны этим избирательным залогом, а мои подписи всегда были им подстрахованы. Собрать залог, если у тебя достаточно много сторонников, не так сложно. Не нужно было никаких извращений по поводу поиска всевозможных якобы недействительных подписей, потому что был залог, и меня хоть так, хоть этак зарегистрируют. Этот этап регистрации я проходила легко, как и сами выборы. Были всегда вбросы, с их стороны все было, но сама масса людей, которые голосуют за меня, она перекрывала все эти манипуляции с избирательным процессом. Этот же закон в первую очередь нарушает права граждан. Он заведомо ставит людей, не входящих в парламентские партии, в неравное положение.

Вы считаете, что надо менять федеральное законодательство касаемо выборов?

Да, надо выходить с законодательной инициативой либо просто идти вплоть до Конституционного суда. Этим законом нарушаются конституционные права граждан.

Возможно ли через суд восстановить кандидатов, несмотря на решение избирательной комиссии? Насколько это возможно теоретически и практически?

Теоретически в стране, где есть демократия, наверное, это было бы возможно. В отличие от нашего президента, я уверена, что я еще ни одного дня при демократии не жила. Очень хочу, мечтаю, но пока не жила. Если когда-то мы и двигались в сторону демократии, то сейчас, к сожалению, мы движемся в противоположную сторону. Когда я услышала слова, что у нас убогая демократия, незрелая, но она у нас есть, вот же Вас как обманули, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Попробуйте из автомобиля выйти на нашу грешную землю, постарайтесь найти эту незрелую демократию. Я ее не нашла.

Старушка, которая искренне желала помочь в сборе подписей, у которой именно на этот период ухудшилось зрение, в своем номере паспорта при заверении видит не ноль, а шесть. При нарушенном зрении это случается очень легко. В результате все листы, которые она заверила, уходят. Получается, что эта пожилая женщина с проблемами здоровья не имеет права на ошибку, а УФМС у нас имеет право на ошибку, давая неверные данные. Подлиннее моих подписей не может быть, потому что их всегда собирают без денег. Даже когда ко мне приходят и предлагают деньги, я их не беру, потому что потом могут возникнуть просьбы.

Я сделаю все возможное, чтобы один из кандидатов по моему округу не стал депутатом. Точно так же настроены мои избиратели. А у меня уникальный избиратель. Он умный и способный к анализу. Его пустыми обещаниями никогда не возьмешь. Мне всегда действующие депутаты завидовали.

Ключевым моментом, почему со мной так обошлись, явилась застройка Маяковского спуска, Самарской площади и Струковский сад. Если сейчас в думу проходят эти люди, то первое, что они будут делать, не только менять правила застройки, но и отменять. Т.е. начинается очередная гражданская война. В том, что новый депутат будет принимать решение в интересах жителей пятого округа Самары, я очень сильно сомневаюсь. Там совершенно другие интересы просматриваются. Руки ему я никогда не подам, пачкаться не хочу. В чем-то помогать ему не собираюсь. Я как раз делаю все от меня возможное, чтобы он депутатом не стал от этого округа. Мои избиратели это все понимают. Они умные. Им достаточно посмотреть на эти газетенки, и они все понимают. Для него будет подарок, если они обидятся и не пойдут. Я им объясняю, что на выборы идти надо. Другой формы протеста нет. Если раньше была форма протеста — неявка, потому что был барьер явки, был кандидат «против всех». Сейчас всего этого нет, поэтому если вы не идете на выборы, именно этого от вас ждут. Город наш маленький, тесный. Я знаю, что организация, у которой представители, не проживают в Самарской области, проводит, как мне говорили, встречи с некоторыми членами избирательной комиссии, рассказывая о современных методах вброса бюллетеней. Сталинский лозунг «Неважно кто выбирает, важно кто считает» в действии. Вранье на каждом шагу. Этому вранью надо давать осознанный, грамотный отпор.

Алла Сергеевна, Вы говорите о конкретной финансовой заинтересованности кандидатов и их покровителей. Если вспомнить Самарскую гордуму в дореволюционный период, то все гласные либо сами обладали капиталом, либо пользовались поддержкой предпринимателей и продвигали в думе соответствующие инициативы.

Я большой любитель чтения протоколов Самарской городской думы, с удовольствием читаю протоколы 1882 года. Читая, я понимаю, что местного самоуправления там значительно больше, чем в наше время. Да, это были люди определенного имущественного ценза, другие в думу и попасть-то не могли по существовавшим тогда законам, но это были люди, которые действительно сами себя сделали. Не оттого, что присосались к какой-то трубе, не оттого, что у них доступ к телу мэра, и они могут прихватизировать задарма какую-то муниципальную собственность, а потом на этом сколотить какие-то капиталы. В них столько самоуважения. А когда человек уважает самого себя, у него есть чувство собственного достоинства, он уважает других. Это действительно были отцы города. К сожалению, матерей тогда не принято было называть. Если были бы матери города, это было бы еще лучше и краше. Когда они обсуждают празднование 25-летия царствования Александра II, они обсуждают не банкет по поводу приезда или отправку каких-то подарков монарху. Они обсуждают, что городу нужна библиотека. Другой гласный ставит вопрос о том, что есть доктор Португалов, человек, который столкнулся с проблемой девочек-сирот, которым в отсутствие каких-то ремесленных навыков и образования прямая дорога на панель. И человек готов отдать свои 3 тысячи рублей (это очень большие деньги по тем временам, корова стоила 3-5 рублей) для того, чтобы открыть ремесленные курсы для этих девочек. Они долго дебатируют. Один гласный говорит, что нужны курсы для девочек, другой — для мальчиков, третий — что нужен музей! И они принимают соломоново решение. Да, нужно построить публичную библиотеку. Еще Константин Карлович Гродт, величайший губернатор, лучшего губернатора в Самарской губернии нет и не было, он оставляет свою личную библиотеку городу. Собственно, с его библиотеки началась наша публичная библиотека. Дума принимает решение выкупить двухэтажное здание у купчихи Ушаковой. При каком-то приюте организовать курсы для девочек. При другом приюте курсы для мальчиков. И выставить в день 25-летия бочки с водкой, чтобы народ порадовался.

Т.е. Вы считаете, что современная муниципальная власть в первую очередь не соответствует моральным нормам, которые существовали раньше?

Там, где есть реальная демократия, там уравновешиваются различные ветви власти. Они следят друг за другом, не позволяя одной ветви власти набрать большую силу, чем все остальные. Есть исполнительная, есть представительная. Причем представительная власть… даже в лучшем случае, идеальный, допустим у нас президент или идеальный мэр, или идеальный губернатор. Трудно себе это представить, но допустим. Представительный орган власти по природе своей должен быть оппозиционным. Во-первых, там должны быть люди, представляющие разные настроения, разных избирателей. Когда в представительном органе власти царит полное единодушие, как это было при Г. Лиманском, за исключением 1-2 человек, им неинтересно было обсуждать, рассуждать, там важна была гимнастика для рук. Я цитату от одного депутата очень хорошо помню. Когда я приходила с кипами законов с закладками, начиная с Конституции, он говорил: «Чего это слушать? Давайте голосовать!». Вот это страшно. Страшно не только для людей, живущих в городе, страшно даже для человека, мэра, губернатора или президента, потому что чиновничья братия умеет брать в душное кольцо этого одного человека и зализывать его. И не только зализывать – изолировать его от всех остальных. Самое страшное испытание из трех общеизвестных как раз медные трубы, его мало кто проходит. Я помню, какая боль была у Олега Николаевича. С одной стороны, его это раздражало, он понимал, он умный человек. С другой стороны, ему весь этот антураж нравился. Я думаю, это была одна из причин, почему он так радостно ушел в Москву. Так можно себя потерять и деградировать. Умный человек это понимает. Я не говорю о том, что было у нас девять лет, но и с нынешним-то тоже беда. Представительная власть должна быть оппозиционной. Это важно в первую очередь избирателям, но это важно и мэру, потому что это не дает возможности застояться. А следующий шаг после застоя это крах.

Я считаю, что любые представители власти, особенно исполнительной власти, должны меняться. Это и лично для человека хорошо, и для граждан. Каждый, кто приходит на эту должность, должен понимать, что он не приходит навсегда и рано или поздно придется уйти, как все тому же Г. Лиманскому. Наверно, он думал, что все, этих всех убрал, недовольных задвинул, всех, кто должен задавать неудобные вопросы, купил, включая определенные органы. И все, и пришел навсегда. Сколько мне говорили: «Что ты бьешься? Невозможно же с этой ситуацией справиться». Но случилось же, значит, возможно. Для того же мэра или губернатора очень важно понимать, что рано или поздно придется ответить.

В Самаре это первый прецедент, когда в регистрации отказывают такому количеству независимых кандидатов. К чему это может привести в будущем?

Самое интересное, что меняются названия партий, меняются имена и фамилии лидеров, а люди, чьими руками это делается, не меняются. Они уже разговаривают про должности. Чуть ли не здесь, в аппарате думы, поделены должности. Понятно, что наверху этого еще нет, но челядь уже все перепилила и уже пьет за свое превосходство. Очень важно, чтобы в представительном органе власти была дискуссия. Не может один человек, мэр или президент, объехать всех и понять, чем живет народ, люди, за которых он отвечает. Это донести может только представительный орган власти, но если он представляет не только какую-то кучку людей, а действительно представляет весь срез общества, законопослушный срез общества. Тогда нормативно-правовые документы, принимаемые думой, работают на общество и каждого из его членов, а не наоборот.

Алла Сергеевна, в последнее время все чаще обсуждается вопрос передачи парков и набережных в частные руки. Каково ваше мнение на этот счет?

Уничтожение парков, а у нас их и так мало в городе, это преступление. В парках главное не аттракционы, не распивочные. В них главное — зеленые насаждения. Городской житель, который живет в бетоне и асфальте, ему надо куда-то прийти самому, с ребенком, с любимой, любимым, просто послушать пение соловья или увидеть листву. Я уже не говорю о том, что подышать свежим воздухом. А эти ребята, которые толкают своих оловянных солдатиков в думу, их интересуют не парки, не здоровье населения города. Их интересуют дензнаки, которые они выручат с вложенного. Отсюда появляются эти бредовые проекты о сдаче в аренду набережной. Сдача в аренду на десть лет — это практически продажа. Все эти концессионные соглашения по парку им. Гагарина, Струковскому саду, вчера прочитала про парк Дружба. Это катастрофа. Нормальный глава города должен думать о том, как увеличить количество зеленых насаждений. Я не очень симпатизирую действующему главе города в силу вышеперечисленных причин: набережная, Струковский сад, у меня длинный список претензий к нынешнему главе. Город соскучился по интеллигентному мэру. После Сысуева у нас таких не было.

Вы планируете добиваться Вашей регистрации в качестве кандидата через суд?

У меня нет исков по поводу отказа в регистрации, и не будет, потому что я не могу рисковать здоровьем пожилых людей. Женщина, о которой я рассказывала, две недели рыдала со словами «я подвела город». Не округ, а город. Доводить ее до предынфарктного или более серьезного состояния я не буду. Я понимаю, что с формальной точки зрения, а именно это будет рассматриваться в суде, перспектива вполне понятная. Во-первых, нельзя всю жизнь быть депутатом. Я и так семнадцать лет депутат. Я абсолютно уверена, что найду себя в любом другом качестве. Я человек не бесполезный. Рассматриваю разные предложения и варианты, а пока я действующий депутат, продолжаю работать, на прием ко мне записываются люди. Они в меня верят, а я верю в них. Жизнь-то не закончилась. Никакой у меня трагедии нет. Единственное, мне будет очень обидно во всех смыслах, если мой округ будет представлять такой недостойный товарищ, как вот этот в газетках.

Алла Сергеевна, каковы Ваши планы на будущее? Собираетесь ли участвовать в будущих выборах в городскую, губернскую или государственную думу?

Мне звонят из района и города и рисуют разные картины. Я не хочу сейчас обсуждать эту тему. Настанет момент, и будем об этом думать. Лично для Аллы Сергеевны Деминой ничего катастрофического не произошло. Более того, жизнь открывается совсем с другой стороны. Если на этом месте я вынуждена общаться с разными людьми, то в своей нормальной, реальной жизни я буду общаться с людьми, которые мне приятны и дороги. У нас, слава Богу, таких людей много. У меня огромный круг друзей, знакомых, с которыми мне интересно, сердечно и пр. Личной катастрофы в произошедшем нет и не было.

Под конец нашего с Аллой Сергеевной разговора раздался телефонный звонок. Один из влиятельных политиков справлялся о ситуации вокруг кандидатуры Деминой на предстоящих выборах и предлагал встретиться, чтобы обсудить дальнейшие планы. Планов у Аллы Сергеевны немало…

Алла уходит”: 3 комментария

  1. Странно, что когда Алла Сергеевна в 2004 году стала депутатом, проиграв выборы, путем манипуляций, проводимых Волгопромгазом до трех ночи с ее бюллетененями, она не возражала. И закрывала глаза на сокские игры с избиркомом в 2006 году, когда протащили Тархова. Тем же самым, кстати, избиркомом. Пора платить по счетам, Алла.

  2. интервью подрихтовать не помешало бы, чтобы читабельность выросла. в остальном — хорошо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.