Богатырский вояж

Говорят, хорошими делами прославиться нельзя. А вот «Добрый город» прославился. Его идейный вдохновитель Елена Молодцова настолько активна, что многих даже раздражает. Правда, обращать внимания на слухи у неё времени нет – успеть бы всем помочь. И пообщаться с ней получается только в дороге. Которая тоже есть помощь.

«Я — главный хулиганистый переселенец городского округа Самара», — представляется Елена Молодцова и осекается – маршрутка, в которой мы едем, подпрыгивает на кочке. Поездку в Богатырскую слободу для детей-инвалидов и семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, Молодцова организовывала не день и не два. Потому что как всегда: идей много, а денег не очень.

Долго рассказывать о «Добром городе» нет нужды. Его идейный вдохновитель Елена Молодцова наделала много шаму в 2006 году, когда пыталась переселить себя и других жителей 66 квартала из аварийных домов в человеческие. В «засыпухах» из глины и камыша, построенных пленными немцами, падали стены, полы и потолки. И оставалось либо биться, либо похоронить себя заживо.

За годы всевозможных протестных акций, забастовок и даже голодовок Молодцова зарекомендовала себя едва ли не как безумная. И не обижается на тех, кто так говорит.

– Меня как-то в интернете назвали бультерьером, – говорит Елена. – Я уже было обиделась, но мне пояснили – это потому, что вцепляюсь мертвой хваткой и иду вперед, несмотря на боль и трудности… А как в России чего-то добиться иначе?

Как доконать губернатора

О своих былых делах Елена Молодцова рассказывает со смешком. Самой не верится, что так «хулиганила».

– Мы перекрывали дороги, устраивали голодовки. Сделали куклу бывшего мэра Самары Тархова, ходили с ней по городу… Я целыми днями просиживала попу в чиновничьих кабинетах. Изучила вдоль и поперек жилищный кодекс и писала письма во всевозможные инстанции. И мои друзья писали. Причем, помогали и иногородние – обращались к своим, местным депутатам с нашими бедами. К нам присоединились даже бельгийские женщины движения «Матери против насилия»! Через день они звонили Путину и спрашивали, почему в Самаре люди живут в таких условиях?

В конечном итоге «Добрый город» доканал губернатора, и появились деньги, на которые были куплены нормальные квартиры. К сожалению, достались они не всем. И борьба продолжается.

Под крылом «Доброго города»

Вообще, «Добрый город» — это не только битва за дома. Это еще и помощь женщинам, оставшимся без поддержки мужей. Организация сбора вещей для погорельцев, многодетных семей и матерей одиночек. И другие акции, несущие добро. Вот как поездка в Богатырскую слободу.

Маршрутка заезжает во дворы и подбирает «путешественников». Первым загружается Сережа – двадцатилетний парень, инвалид-колясочник, живущий с сестрой, которая ему и мать, и друг, и доктор. В прошлом активный, последние два года Сергей чаще проводит дома, и потому выезд за город для него событие. Серёжу сопровождает друг Лёня – разбирает колеса у инвалидного кресла, заносит его на руках в машину и сидит рядом – бдит.

На следующей остановке заходит Анна Олейникова, многодетная мама, муж которой счастливо живет в Краснодаре. Один из аниных детей, улыбчивый Назар, болен ДЦП – и это много труда, расстройств и денег. Папа присылает семье на поддержку штанов три тысячи рублей, всё остальное держится на маме.

– Как бы они сами, без помощи и денег, смогли выбраться так далеко? – говорит Елена Молодцова и улыбается Назару. Ребенок с трудом поднимает вверх ручки и расплывается в приветственной улыбке.

По словам Анны, Лена появилась в её жизни в момент полнейшего отчаяния.

— Мы ввосьмером живем в двухкомнатной квартире. Я, четверо детей, брат с женой и сыном. Квартира на третьем этаже – с Назаром очень тяжело. Сколько я писала везде писем с просьбой улучшить жилищные условия – везде отвечали отказом. Отчаявшись, я взяла ипотеку. Купила маленькую «двушку» на первом этаже строящегося дома. Погрязла в нищете, совсем скисла, и тут позвонила Елена Молодцова. Привезла еду, одежду. Взяла нас под своё крыло. Сейчас она пытается либо выбить для нас жилье, либо допиться, чтобы нам частично компенсировали ипотечные траты. Я очень надеюсь на чудо.

Бабах, и всё

Все два часа дороги Сергей без умолку болтает. О девушках и методах из соблазнения. Об интернете. О прыжках с парашютом. О том, как его не пустили в ночной клуб.

Улучив минутку, спрашиваю Елену, о чем это он говорит. Ведь на коляске же, какой ночной клуб?

– Он только два года, как инвалид, – объясняется Молодцова. – Активный был парень, казак, с парашютом прыгал, мечтал стать военным. В 18 лет шел зимой к бабушке, с крыши на него свалилась ледяная глыба. Бабах, и всё…

Родители Сергея и его сестры Марины умерли. При жизни они были лишены родительских прав, так что брат и сестра давно предоставлены сами себе. Ребята снимают комнату в коммуналке, аренду которой оплачивают с небольшой пенсии по инвалидности Сергея. На остатки денег живут – Марине некогда работать, она вся поглощена делами и жизнью брата.

Елена Молодцова помогла Марине разобраться, куда надо обратиться и какие документы собрать, чтобы получить жилье. В итоге они с Сергеем вступили в программу по получению жилья детям-сиротам. Осталось немного подождать, и у них будет целых две квартиры.

– Но я всё равно не оставляю их. Курирую, – говорит общественница. – И этот выезд в первую очередь организован для Сережи. Мне хочется, чтобы он провел день активно, чтобы набрался впечатлений.

Топоры, стрелы и ладья

В Богатырской слободе нас встречают. Без хлеба и соли, но того и не нужно. Место красивое, настоящая ожившая сказка – тут и без угощения захватывает дух.

Местный богатырь в историческом костюме и почему-то современных кроссовках ведет нас на ристалище – основная задумка Молодцовой заключается в том, чтобы «мальчики постреляли».

– Хочется, чтобы почувствовали себя мужчинами, попробовали свои силы в интересном деле, – говорит Елена, натягивая тетиву недетского лука. Пущенная стрела попадает четко посередине красной отметины. Парни стреляют похуже.

Всю дорогу молчавший, Сергей оживляется и учит друга Лёню метать ножи. А потом и сам берется за топоры – удержаться тут невозможно.

Следующие пункты программы – музей и катание на ладье. Возле музея пасется лошадь, увидев которую Нарзан издает восторженный возглас и тянет к мягкой морде ручонки. Вопреки ожиданиям Елены, именно лошадь, а не стрельба из лука, становится главным впечатлением дня. Впрочем, катание на ладье тоже запомнится всем надолго.

К реке ведет крутой спуск, который для Сергея точно полоса препятствий. Спуститься ему помогают аж три человека. Он хорохорится: «Ну, куда вот я туда? Оставьте меня здесь. Ну, какая мне лодка?» На его ворчание никто не обращает внимания – спускают, поднимают на руки и загружают в ладью, как миленького.

С идущей по Усе ладьи открываются потрясающие виды на Самарскую Луку. Только из-за них стоило проделать такой нелегкий путь. «Как красиво!» – лопочет Нарзан. И с ним не поспоришь.

Балет на радостях

– Это такой кайф, когда люди радуются, – кряхтит Молодцова, толкая вверх по склону коляску Нарзана. Покатушки по Усе закончились, наступило время таскать саночки. – Никогда не забуду реакцию одной женщины, которая из тесной развалюхи, где они все спали друг на друге, переехала в просторную «трешку». Она зашла, осмотрелась и начала танцевать балет. Представляете? Балет! Такая у неё была радость.

После дня, проведенного в Богатырской слободе, балет никто не танцует. Потому что устали – доползти бы до маршрутки. Но вот детские, да и взрослые лица по дороге домой какие-то совсем другие. Безмятежные, очень светлые. Такие лица бывают только у довольных жизнью людей. «Добрый город» идет в верном направлении. Ему бы только тоже немного помочь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *