Пиар на крови

Несмотря на подписание большинством кандидатов на предстоящих выборах мэра и депутатов городской думы Самары соглашения «За честные выборы», избирательная кампания кандидатов включает в себя большое количество т.н. «черного пиара»: газеты сомнительного содержания, листовки, граффити на стенах домов и т.д. Чтобы понять смысл и границы применения «черных» политтехнологий, мы попросили известных самарских блоггеров, пишущих о политике, высказать свое мнение по трем вопросам:

Насколько эффективно использование т.н. «черного пиара» в предвыборном процессе в Самаре и на кого он рассчитан, на электорат или на федеральных «наблюдателей»?

К чему можно отнести использование административного ресурса, к «светло-черному» или к «темно-белому» пиару?

Существуют ли негласные «рамки дозволенного» в использовании «черных» политтехнологий?

Андрей Кириллов

автор блога «Записки самарского обывателя»

http://samaralife.wordpress.com/

Использование технологий «чёрного пиара», по-моему, направлено, прежде всего, на электорат, на ту его часть, которая потребляет некачественную продукцию традиционных СМИ — газет, радио и телевидения. Именно эти люди ходят на выборы, именно им предназначена вся печать каталогов политической рекламы и агитация, включая «чёрный пиар». Такие избиратели не смогут разобраться в том, что один подставной кандидат в мэры создан для того, чтобы сделать за другого кандидата в мэры всю грязную работу. Такие избиратели не станут читать предвыборные программы с пристрастием, а если и станут, то вряд ли подвергнут сомнению те моменты, которые и стоит подвергать сомнению. Именно эти избиратели наиболее впечатлительны, когда им рассказывают чернуху про того или иного кандидата. Хотя есть и идейные, непрошибаемые избиратели, которых никакой чернухой не возьмёшь.

Само по себе использование административного ресурса я бы не относил к пиару. Другое дело, что с помощью административного ресурса где-то проще распространять продукцию «чёрного пиара». То есть, административный ресурс выступает лишь в качестве канала информации.

Думаю, все рамки дозволенного в любом пиаре ограничиваются финансовыми рамками заказчиков, а также тем, насколько уязвимы сами эти заказчики. Ведь не секрет, что у любого кандидата «рыльце в пушку». Так что, на любой чёрный пиар можно получить в ответ ещё более чёрный. Весь вопрос в том, насколько далеко кандидат и его штаб готовы зайти, не опасаясь провалиться в вырытую ими яму. Ну, и насколько мощны юридические и финансовые ресурсы на случай необходимости защищаться или отстаивать свои слова.

Папилкин Виталий,

журналист

http://papilkin.livejournal.com/

Кампания со знаком «минус» может быть эффективна в разных ситуациях. Например, на выборах были случаи, когда заказчик требовал искусственно «очернить» себя для того, что бы вызвать жалость у избирателей. На языке политтехнологов это еще называется «сделать прививку».

В некоторых случаях «черный пиар» может помочь мобилизовать электорат. Например, когда рейтинг кандидата высокий и стабильный и избиратели могут полениться и не прийти на участки, справедливо рассудив, что «он все равно победит и мой голос ничего не решит». В этом случае «грязь» может подстегнуть людей и расшевелить электоральное поле. Но такие случаи единичны.

Важно понимать, что самая главная опасность «черного пиара» — это раздражение, которое могут вызвать такие акции у людей. А это неминуемо отразится на явке избирателей.

На кого рассчитан «черный пиар»? Прежде всего, на электорат. Хотя любая кампания со знаком «минус» — это комплекс мер, которые отразятся и на всем выборном процессе.

Я бы не стал делить пиар на «черный», «белый», или «серый». Каждый участник предвыборной гонки изначально обладает минимальным набором инструментов. У кого-то больше финансовых возможностей, у кого-то есть мощный административный ресурс, у других серьезные GR-позиции (лобби) в Москве, что позволяет решать масштабные стратегические задачи. Исходя из того, какие ресурсы есть на старте, строится план кампании.

На примере выборов в Самаре мы видим, что никаких ограничений в использовании «черных» технологий нет. Это неправильно. Выборы – это медиа-битва. Интеллектуальное соревнование. А не поножовщина в подъезде. Когда на выборах появляется кровь, это означает одно: у кандидатов закончились вменяемые аргументы, и они вышли за рамки медийного пространства. Зачем в таком случае вообще нужны выборы, если власть можно получить, используя силовые приемы?

Савелий Морозов,

политтехнолог

http://sava-morozov.livejournal.com/

Вся сложность вопроса заключается в размытости термина «черный пиар». Для меня такого понятия вообще не существует. Потому что есть PR, а есть действия, связанные с нарушением закона: выпуск газет (или агитматериалов) без исходящих данных, настенное граффити, провокации, фальсификации и т.д. «Черный пиар» – это где-то посередине.

Если речь идет о федеральных «наблюдателях» как целевой группе — то здесь основным инструментом воздействия будут официальные СМИ и интернет. Сложности – не всегда есть возможность обнародовать информацию против про-кремлевских политиков. Приходится пользоваться «сайтами-прокладками», а уже со ссылкой на них инициировать «вброс» основного «мессиджа» в медиа-пространство. Наличие весомых фактов при таком подходе должно быть решающим, но допускается небольшое количество домыслов. Вот домыслы вполне могут называться «черным пиаром».

Если говорить про «окучивание» электората, то здесь набор инструментов у пиар-специалистов гораздо шире. Главная цель пиар-воздействия — создать необходимый резонанс в округе среди избирателей и склонить его в свою пользу. Чаще всего это делается через инициирование (или нейтрализацию) слухов. Надо понимать, что технология, успешно сработавшая в Кировском районе города Самары, не всегда может дать такой же положительный результат, к примеру, в Ленинском. И наоборот. Поэтому здесь важно все рассчитать. Задача – не просто вбросить информацию, задача — заставить избирателей «прожевать» и «проглотить» то, что вы им дали. Любой вброшенный «мессидж» должен уверенно выстроиться на подготовленный фундамент восприятия целевой группы. Это целая наука по инициированию слухов.

Политологи (подобные Андрею Перла) говорят об неэффективности использования технологий черного пиара лишь по той простой причине, что давно не спускались на электоральное поле. Они общаются в своей нише, состоящей из таких же «гуру полит-консалтинга», правда, очень далеких от народа. Зато у них есть неоспоримое преимущество на выборах – административный ресурс. Чем больше давления идет на кандидатов с помощью админресурса – тем выше коэффициент использования «черных» технологий на выборах. Потому что противопоставить админресурсу больше нечего. Дополнительно начинают включаться другие технологии, далекие от пиара, но идущие за гранью закона: привод, подкуп, вброс, фальсификации, «карусельки» и т.д. Иными словами, ищутся лазейки.

Рамки дозволенного определяются моральными принципами кандидата и его кошельком. Ибо он заказчик и последнее решение всегда за ним.

Игорь Кондратьев,

автор блога «Город на реке Самара»

http://gregorkon.wordpress.com/

Эффективность использования «черного пиара» подтверждается компанией федеральных электронных СМИ по минусованию Лужкова. Хотя, я думаю, это делается не столько для граждан РФ, сколько для западных партнеров.

Есть «черный пиар», рассчитанный на электорат, есть «черный пиар» рассчитанный на самих кандидатов (допустим, информация из формата СО для обычных обывателей не подходит, но зато бьет по нервам кандидатов).

Для федеральных наблюдателей — форма отчетности по черному пиару — объем и финансирование подобных пиар-акций.

Не понимаю почему административный ресурс может иметь какую-то светлую составляющую?

Мне кажется, что есть люди без границ — человек, запустивший в середине 2000 гг. слух о смерти Лиманского после Нового года — из этого ряда. Примерно такую же информацию запускали в 2001 г. и против Николая Скобелева. Когда я сталкивался с подобного рода чернухой, мне было искренне жаль тех, против кого она была направлена, мне кажется — такая грязь возвращается к тем, кто ее родил спустя какое-то время.

Но так же я думаю, что со временем те кто подвизается на этом поприще умнеет и начинает думать о том, что он делает…

Андрей Перла,

политолог

http://andrey-perla.livejournal.com/

Черный пиар эффективен только при одном условии: если, очерняя противников, о них сообщают избирателям чистую правду. То, что кандидаты хотели бы скрыть. Все остальное работает, скорее, на самоощущение штабов. Ну, или на ощущения наблюдателей, если их мнение существенно.

А вот админресурс — это про другое. Он потому так и называется, что не имеет отношение к агитации, работает независимо от технологий паблик рилейшенз.

Елена Лебединская,

советник мэра по информационной политике

http://lebedinskay.livejournal.com/

1.черный пиар рассчитан на электорат, который ходит на выборы

2. к сине — красно — белому пиару я это отношу))))

3. существуют

Андрей Асташкин,

специалист по связям с общественностью

http://andry-astashkin.livejournal.com/

Так называемый «черный пиар» эффективен ровно настолько, насколько он креативен и попадает в точку, в сознание целевой группы. Рассчитан он, как и большая часть усилий любой предвыборной кампании — на сомневающихся, не определившихся избирателей. В последние годы, конечно, выросло значение Москвы. Но, как показали эти выборы, федеральный центр по-хозяйски себя повел в «медвежьей берлоге», продавив свою кандидатуру от «Единой России». В других партиях местная элита сама решала, кого выдвигать.

Административный ресурс и пиар также различаются, как кнут и пряник. Какой PR-акцией можно загладить эффект от наглого и глупого решения не допустить до выборов десятки неугодных кандидатов? Сравнение из классики само просится на медийное поле – дикий помещик Салтыкова-Щедрина. Но такой пиар как раз бьет по применению административного ресурса. PR-щики всегда опираются на человеческие чувства. А выборы – не та сфера, в которой применение чиновничьего рвения вызывает одобрение людей.

Среди политтехнологов есть определенные правила, бывают договоренности. Но сами кандидаты для них – всегда «мишень». Пока политическая культура в стране не на достойном уровне, политики часто врут, а чиновники «кое-где у нас порой» воруют – будет заказ и на самые «черные политтехнологии». Наши люди не чувствуют свою ответственность за политические процессы, за свою страну. Пока еще работает старый общественный договор «делайте, что хотите, но дайте нам жить». А значит, и выборы воспринимаются как борьба кланов. Большинство, я думаю, подписались бы под строками Шекспира о семействах Мантекки и Капулетти — «чума на оба ваши дома!». А раз так, какие рамки этой возни должны волновать людей?

24 сентября было совершено нападение на известного в Самаре «черного» пиарщика и политтехнолога Эрнеста Старателева, активно участвовавшего в предвыборной кампании. Ему было нанесено 15 ножевых ранений. Блоггеры по-разному восприняли информацию о произошедшем покушении.

Дмитрий Бегун,

журналист

http://63ru.livejournal.com/

Только что вернулся из пироговки. Эрику сделали операцию, в данный момент он находится в реанимации, состояние его врачи называют удовлетворительным. По словам милицейских Эрик вернулся домой в 22:30, ходил всегда без охраны, отшучивался что костылем отмашется. Дошутился…. Свидетели говорят, что весь вечер около подъезда вертелись два пацанчика непонятного возраста, которые потом с кем то просочились в подъезд. Они встретили Старателева в тот момент когда он вошел в подъезд. Встретили ударами чего то очень тонкого и острого. Врачи насчитали несколько десятков ранений на теле. Били в лицо, в спину, в область почек, по ногам. Нападение длилось очень небольшое время. Возможно, что нападавших спугнула жена Старателева, которая пошла встречать мужа на лестничную площадку, услышала возню, стоны и голос Эрика просившего вызвать скорую и милицию. Врачи говорят, что судя по характеру ранений Старателева не хотели убивать, просто предупредили….

Михаил Матвеев,

депутат Самарской губернской думы

http://blog-matveev.livejournal.com/

…Скажу честно, первая реакция на сообщение о Старателеве была нехристианская. Но потом зашевелилось чувство не сочувствия, но жалости. Выбрал себе этот человек способ зарабатывания денег весьма грязный и проблемный, Господь отрывает ему ногу, говорит: «Может остановишься?» Не помогает. Потом тыкает ножом первый раз не больно, он худеет на 12 килограмм, выздоравливает и начинает трудиться на прежней ниве чернухи с еще большей энергией. Тогда Господь попускает уже 15 дырок ножиком в надежде, что в пограничном состоянии тварь эта все-таки обратится к доброму и вечному, и оставит свое грязное ремесло. Это если в развитии посмотреть ситуацию, в ее внутренней драматургии, и пока без финала. А что за драмой?..

…В чьих интересах сейчас будет разворачиваться «пиар на крови»? Вне всякого сомнения, и моего отношения к Старателеву, можно сказать, что выборы в Самаре перешли черту полного беспредела и ничего, кроме отвращения от выбранных методов не вызывают. Главное теперь, чтобы эта банка с пауками не опрокинулась в народ.

Елена Лебединская,

советник мэра по информационной политике

http://lebedinskay.livejournal.com/

…признаться, вчера, узнав об этом от Дмитрия Бегуна, первое, что подумала — это очередной «пожар» в подъезде Папилкина или издевательская утка, к которым все уже привыкли… к сожалению- дошутились…страшно, что Эрнест, который является профессиональным черным пиарщиком и гордится этим, сам оказался инструментом черного пиара накануне выборов….еще страшнее, что это уже третье в его жизни криминальное происшествие, связанное с его работой… Эрнест инвалид, и это зверское нападение подорвет его здоровье еще больше… дай Бог, чтобы он выкарабкался и на этот раз… искренне переживаю…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.