Малый бизнес скорее мёртв

Пятнадцатого числа каждого месяца знакомые Лены Фроловой перестают отвечать на ее звонки. Знакомые отсылают Лене стандартные сообщения «на совещании» или «в полете». Пятнадцатого числа каждого месяца знакомые Лены выключают домофоны и вздрагивают от неурочного стука в дверь. Потому что Лена хитрая, она может просочиться заодно с каким-нибудь соседом, и предстать на пороге, имея при себе опрокинутое, горестное лицо и традиционную просьбу о вспомоществовании. Потому что двадцатого числа каждого месяца Лена обязана вносить арендную плату хозяевам помещения в торговом центре «Московский», которое помещение она использует для торговли готовым платьем. Торговля идет вяло. И у Лены никогда нет денег.

Лена кредитуется в пяти, что ли, или шести банках, перекрывая последующими кредитами предыдущие и путаясь в банковских картах. Но денег нет. Поэтому пятнадцатого числа любого месяца знакомые перестают отвечать на её звонки. Им не хочется вновь и навсегда лишаться двадцати (а то и сорока) тысяч рублей. Им не хочется слушать историю Лены о том, как она работала инженером-технологом на заводе 4ГПЗ, а теперь на этом месте черт-те что – офисный центр, выставочные залы, кафе быстрого питания и пивной ресторан на восемьсот мест.

В Самаре малый бизнес вести невыгодно и накладно. Быть хозяином самому себе заманчиво, но редко когда получится без какой-либо поддержки – семейной, богатого покровителя или государственной. 35-й президент США Джон Кеннеди в своей программной речи говорил, что всегда лучше спросить, что ты можешь сделать для страны, чем наоборот. В случае России это совершенно справедливо. Потому что россияне уверены, что страна для них ничего сделать не может.

Так ли это? Ведь функционируют же целые министерства социального развития, значит, они кого-то развивают (социально незащищенные слои общества), просто не все слои об этом знают, и развиваются самостоятельно. Или не развиваются, что чаще. В случае с малым самарским бизнесом существует департамент развития предпринимательства при региональном министерстве экономического развития, инвестиций и торговли. И существуют государственные программы поддержки предпринимательства. И эти программы кому-то адресованы.

По данным департамента, на настоящий момент в Самарской области зарегистрировано 111 842 субъекта малого и среднего бизнеса. В основном это индивидуальные предприниматели (56 %), второе место по численности занимают микропредприятия (38%), третье – малые (5,6%), и совсем немного средних (0,4%). По видам деятельности среди малых лидирует торговля (35%), немного уступают компании, предоставляющие те или иные услуги (30%), замыкают список компании-производители (13%) и строительные организации (9%).

Что департамент может сделать для предпринимателя? Хотелось бы ивестиций. И департамент может дать денег – прямую невозвратную субсидию (грант). Субсидию можно просить на открытие бизнеса, на модернизацию, на оплату лизинговых платежей. Проводится конкурс грантов. В прошлом году 148 победителей получили 144 миллиона рублей. 148 человек из 111 842 зарегистрированных предпринимателей в Самарской области. Это 1, 2%. Один процент предпринимателей получил государственную поддержку в прошлом году. Как можно прокомментировать этот результат? Можно промолчать. Но Лена Фролова не экономит на словах. Щедро использует запрещенную в печати ненормативную лексику.

Оставшимся без грантов департамент рекомендует взять кредит. И знакомит с Самарским областным фондом микрофинансирования. Для предпринимателей, зарегистрированных и осуществляющих свою деятельность в Самаре, процентная ставка составит 9,75 % годовых. То же самое для тольяттинцев – 10%. Для всех остальных – 16 -18%. От трехсот тысяч рублей до миллиона. От года до трех.

А если малому и среднему бизнесмену требуется не один миллион, но сорок, то департамент вводит в процесс нового члена – гарантийный фонд самарской области. Всего за 2% фонд выступит поручителем по кредитам и займам. И заемщик будет платить не только за то, что пользуется деньгами банка, но и гарантийному фонду. От сорока миллионов два процента — это восемьсот тысяч.

Любит финансировать предпринимателей и Сбербанк, Поволжское отделение. Сбербанк вообще не прочь хорошо заработать. Специальные предложения для начинающих бизнес («старт-аперов») подразумевают ставку 20% по кредиту. Представители Сбербанка своим корпоративным языком называют такие кредиты готовыми коробочками и суют туда уже написанные бизнес-проекты (мини-пекарня, парикмахерская «локон» или с другим названием). Несмотря на высокие процентные ставки, многим желающим отказывают. Сорок процентов отказов на стадии верификации. А если кто-то вдруг лелеет инновационный проект, то им денег не даст никакой банк, а только венчурный фонд. Если это будет страшно интересный инновационный проект – по гарантированному превращению железа в золото, допустим. Или воды в вино, так тоже можно.

У Лены Фроловой нет страшно интересных инновационных проектов. У нее есть арендуемое помещение, кассир, два продавца, девочка-байер и бухгалтер. И у нее никогда нет денег. Поэтому знакомые Лены перестают отвечать на ее звонки пятнадцатого числа каждого месяца. Поэтому Лена замирает у молчащих домофонов и думает наверняка по-английски: «Ask not what your country can do for you. Ask what you can do for your country».

Малый бизнес скорее мёртв”: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *