Участковый — от слова участок

7 февраля во всех районах Самары начинают свою работу дискуссионные площадки. На этих встречах жители города смогут обсудить все интересующие их вопросы со специалистами по различным направлениям. Например, получить консультацию по обеспечению безопасности можно будет на встрече с участковым. О бесплатной медицине, льготных лекарствах расскажут представители районных поликлиник или сотрудники Департамента здравоохранения городского округа Самара. Правильно рассчитать квитанцию за услуги ЖКХ помогут специалисты этой сферы, а представители Пенсионного фонда ответят на вопросы, касающиеся пенсионной реформы.Инициатива организации таких площадок прозвучала на встрече главы Самары Дмитрия Азарова с общественными советами районов и была организована в кратчайшие сроки.

city.samara.ru

С новаторской, значит, инициативой выступил мэр города, а мне для освещения досталась администрация Самарского района, где во вторник грозили собраться участковые милиционеры – те самые, которые раньше думали, что они от слова «участие». Участковый полицейский, как вам нравится?

Слет участковых был намечен на пять часов вечера, то есть подведомственные им территории с пяти вечера останутся без контроля, и вполне может разгуляться преступный элемент. Готовясь к встрече, старалась вспомнить, сталкивалась ли я когда-нибудь именно с участковым инспектором – и не вспомнила. Зато буквально недавно с ним столкнулась моя парикмахер-универсал, Оля. Получилось так, что на Олю в суд подала исковое заявление соседка, желая взыскать дикие суммы на ремонт трубы, которую Оля повредила во время пожара. Не то что бы Оля подожгла их общий с соседкой дом, устроила вакханалию, и, яростно танцуя в развевающемся хитоне, выломала соседскую трубу, а просто выгорела парикмахерская кухня, а с ней и соседская труба, так и сложилось исковое заявление. Адвокат посоветовал Оле припасти к суду справку от участкового, насчет морального облика и отсутствия приводов, но участковый настоящей справки девушке сразу не дал, а пригласил поучаствовать в дискуссии «Информационная технология как основа качественной подготовки учащихся». Вы себе представить не можете, — делилась потом парикмахер-универсал, — сколько там собралось народу.

Однако не всегда дискуссии столь посещаемы. Вечером вторника в актовом зале администрации Самарского района присутствовали:

— местная блондинка небесной красоты, такие девушки удивительно уместны в любом обществе, на их идеальных фигурах ловко сидят маленькие черные платья, а волосы перелетают единой шелковой волной с плеча на плечо каждые две-три минуты;

— деловая брюнетка с красным лицом, работница администрации;

— три журналистки с блокнотами;

— бойкий молодой человек в фиолетовой рубашке, работник администрации;

— пожилая дама в меховой шляпе с полями – старшая подруга бойкого молодого человека;

— пожилая дама в кудрях и цветастом платке – жительница района;

— старуха в халате из хлопчатобумажной фланели — жительница района.

Небольшой столик у входа приютил электрочайник, одноразовые чашки и шоколадные конфеты россыпью. Минеральная вода тоже наличествовала, и сахар-рафинад. Местная блондинка оказалась ведущей программы, она вышла в центр и торжественно объявила о начале дискуссии.

— Перед вами выступят, — сказала блондинка, — Левачев Владимир Викторович – начальник отдела участковых уполномоченных отдела полиции номер шесть, и Шафиев Юрис Аясович – руководитель Департамента по вопросам общественной безопасности и контроля.

Владимир Викторович, русоволосый мужчина лет сорока в униформе, кивнул со своего места. Его волосы густой челкой лежали на лбу, что придавало лицу мальчишески задорный вид. Юрис Аясович тоже кивнул. В зале появился телеоператор канала ГИС и с лязгом разложил треногу. Вбежала общественная деятельница в высоких сапогах и ажурных чулках. Старуха в халате громко рассмеялась своим мыслям.

— Темой нашей дискуссии, — добавила блондинка, — будет безопасность жилища. И личная безопасность, конечно, тоже. Прошу вас, Владимир Викторович.

— После реорганизации Самарский отдел внутренних дел стал называться — отдел полиции номер шесть, — начал Владимир Викторович, — что касается реорганизации, то она прошла успешно. По крайней мере, так сказал президент.

Тут Владимир Викторович позволил себе улыбнуться.

— В текущем году меньшим числом участковых выявлено на пятнадцать процентов преступлений больше. Это из хорошего. Но слаба профилактическая работа – возросла нагрузка на каждого конкретного участкового, которых сейчас по штату всего восемь человек. Восемь человек участковых, — повторил Владимир Викторович, — и четыреста пятьдесят одно профилактируемое лицо.

Осмотрел слушателей и пояснил:

— Имеются в виду ксловно осУжденные, алкоголики, наркоманы и другие асоциальные личности. Но вот что плохо! По новому законодательству ни наркологический диспансер, ни психоневрологический не дает сведений об обращениях граждан и постановке их на учет. Приходится психов и нарков выявлять самим.

Главный участковый района немного погрустнел.

— Но зато теперь у нас выросла производительность труда! – сам себя утешил он секундой позже, — теперь полицейскому есть, что терять. В условиях повышения заработной платы. А то раньше, бывало, иной участковый мог и на службу не являться запросто! А теперь еще подумает. И придет.

— А сколько же, — с места задала вопрос общественная деятельница, — сколько же получает теперь средний полицейский?

— Насчет среднего не знаю, — с достоинством ответил Владимир Викторович, — а я, имея выслугу двадцать два года, получаю сорок две тысячи рублей.

— Давайте вернемся к теме нашей дискуссии, — с легким раздражением сказала блондинка, — безопасность жилища.

— Безопасность жилища, — охотно согласился главный участковый Самарского района, — есть один самый верный способ ее обеспечить, и это – не открывать дверь кому ни попадя. В глазок посмотреть! Участкового узнать просто – он обязан быть в форме. Почтальона тоже можно узнать. Наверное.

— Почтальон всегда звонит дважды, — тихо и с места произнесла одна журналистка.

— Посторонних не пускать! – повысил голос главный участковый, — в любое время суток, а уж если в вечернее время раздается тревожный звонок, типа, дайте глоток воды умирающей жене, — то вспомните, что жизнь дается человеку один раз, и стоит ли её разменивать на глоток воды.

— Кстати насчет мошенничеств, — сказал по-восточному представительный Шафиев Юрис Аясович, — мне вчера утром мама звонит, встревоженная. Все ли с тобой в порядке, спрашивает, сынок, а то мне тут по телефону позвонили якобы от твоего имени, и сказали срочно пятьдесят тысяч рублей нужно отправить на определенный счет. Телефонных мошенничеств сейчас очень много.

— Да, — кивнул Владимир Викторович, — тут мне сыну тоже недавно… на телефон смс прислали, типа выиграл чуть не «лексус», срочно переведи пятьсот рублей на такой-то номер. Ну, я по номеру позвонил. Сказал, что если что – найду.

Владимир Викторович грозно сверкнул глазами из-под светлой челки.

— Мы опять немного отвлеклись, — божественная блондинка явно скучала, — давайте рассмотрим вопрос личной безопасности. Как остаться целым и невредимым на улицах родного города?

— На улицы родного города, — четко ответил главный участковый, — лучше не выходить, когда темно. А уж если вышел, то держаться освещенных улиц. А уж если такой возможности нет, то быть бдительным, отслеживать шаги за спиной, их ритм. Настораживающий симптом – если шаги за спиной быстрые, очень быстрые!

— И что тогда, — с интересом уточнила пожилая дама в кудрях, — когда шаги.

— Ну, — замялся главный участковый, — по обстоятельствам.

— Ты мне скажи, — громко спросила старуха, — какой у меня участковый. Максима Горького, семьдесят пять. Был-то у меня нерусский, по отчеству – Мананович. Небольшой такой, пугливый. Слегка лысоватый. Он и сейчас остался, да?

— Манановича я не знаю, — осторожно ответил Владимир Викторович, — ваш участковый — Марат Султанович.

— Всё одно, — махнула рукой старуха, — я вам вот что скажу. Весь самарский район – это иго. Азербайджанское иго. Русского милиционера не сыщешь.

— Я вот, к примеру, тоже отнюдь не русский, — справедливо заметил Юрис Аясович.

— Оно и видно, — кивнула старуха. – Посмотрите-ка, я к вам не с пустыми руками пришла.

Из картонной папки «дело» она аккуратно достала несколько листов формата А4, с распечатанными фотографиями и передала Юрису Аясовичу лично в руки.

— Что это, — вежливо спросил он, — пеньки?

— А это наш клуб, — рассмеялась старуха, — я так Манановичу и говорила, клуб «обоссанные пеньки», добро пожаловать!

— Марату Султановичу, — поправил главный участковый.

— Я и говорю, — подвигала старуха плечами под фланелью, — Манановичу. У меня на каждый факт нарушений фотография имеется. Это я с внучкой договорилась, она мне по сто рублей фотографии делает. По каждому факту нарушений.

— Господа, — блондинка недовольно поднялась со своего места, — я вижу, что дискуссия состоялась, мы выслушали как представителей правоохранительных органов, так и жителей района. Напоминаю, что в четверг наша встреча будет посвящена бесплатным медицинским услугам.

В ее волосах играли блики. Старуха в халате переписывала со стенда расписание диспутов на месяц. К главному участковому подсела деловая брюнетка с красным лицом, и интимно спросила, что можно поделать с соседями, которые шумят. Главный участковый тщательно слушал.

— Что вы можете сказать для читателей Новой газеты, — спросила я, — какое-нибудь напутствие или пожелание?

— Главное, что должен помнить каждый россиянин, — четко сформулировал полицейский, — это то, что он сам себе — главный защитник.

Читатели Новой газеты, уверена я, хорошо помнят это простое правило выживания.

Участковый — от слова участок”: 1 комментарий

  1. А где же находятся все эти хорошие участковые? я как раз в Самарском районе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *