Странные люди: мы.

Фото отсюда: http://gelio-nsk.livejournal.com/120051.html

Странные люди ходят ночами по самарским улицам.

Раз уж весна у нас теперь устроена так, что после зимы наступает лето и осколки апреля можно поймать только ночью – что ж, значит, придется ловить ночью.

Весенние сумерки отличаются от остальных, в них нет недоброй поспешности зимних, непременной духоты летних, осязаемой печали осенних. Весенние сумерки плавно окрашивают небо из сияющего голубого — в прекрасный синий, особенный синий. В этом синем нет ни красного, ни зеленого, а только оттенки кобальта и лазури.

Кобальтовые сумерки начинают сапфировую ночь, а ночью вы решили гулять по самарским улицам, и значит – пора.

Например, если выйти из дома в два-три часа пополуночи, можно подобрать себе много интересных маршрутов. Только сначала придется поговорить с соседкой, она курит на лестничной площадке, очень взволнована, нервно качает ногой в белом носочке.

Останавливает вас, придерживая за рукав. «Не спишь? Свадьбу, поди, смотришь королевскую? – спрашивает соседка, — это просто неприлично, вот что я тебе скажу. Транслировать на весь мир. Какое мне вот дело до их свадеб! Вырядилась, на один шлейф метров десять материалу пошло. Я бы лучше свадьбу Путина посмотрела. Интересно: сколько на таких свадьбах стоит свадебный фотограф?», — неожиданно заканчивает.

Смотрите на соседку удивлено. «Да ведь он женат», — глуповато говорите. Соседка машет рукой и с внушающими трепет деталями повествует о тайной личной жизни премьера. Лицо ее розовеет от удовольствия.

Вы спускаетесь по лестнице, голос соседки становится с каждой ступенькой все тише, пропадает наконец. Странные разговоры ведутся в самарских подъездах ночью.

Двор черен, дом напротив не светит уже желтым светом энергосберегающих ламп, от входной двери отделяется некрупная фигура, направляется к вам, хрипло произносит: «огоньку не найдется?» и оказывается молодой девушкой.

«Не курю», — с сожалением отвечаете вы.

«А не подскажете, где тут можно купить зажигалку, — девушка глубоко вздыхает, — а то мне до утра не дотянуть без сигареты».

«Может быть, в Горилке», — предполагаете вы.

На девушке красное пальто с просторным капюшоном. Она уточняет, где расположена «Горилка». Благодарит. Потом говорит коротко и с жаром: «Да я и сама не могла бы подумать, что буду вот так торчать здесь всю ночь, под окнами этой скотины. Но что мне остается делать, если я хочу узнать, как обстоят дела, а для этого надо за ним следить, следить! Даже за спичками отойти не могу, боюсь упустить. Чувствую себя шпионкой. Такой, знаете, на задании».

Красное девушкино пальто не очень подходит для экипировки шпиона, но расстраивать ее не хочется, вы предлагаете свои услуги по доставке спичек. Это даже очень неплохо, когда есть какая-то прогулочная цель. Девушка благодарит и отступает на прежние позиции.

Странные люди дежурят по ночам в самарских дворах.

На ближайшей улице из каждых трех фонарей горит один, то ли режим экономии, то ли неисправность конструкции, навстречу движется пара, женщина и мужчина, очень пожилые, поддерживают друг друга под локоть, осторожно ступают по неровному дорожному покрытию.

«Ну вот,Сонечка, — ласково говорит мужчина, — мы и добрались почти до Волги. А ты боялась, а ты не верила, что дойдем».

«Я не верила, что ты будешь купаться, — возражает женщина, — невозможно купаться в такой холодной воде, голубчик».

«Одиннадцать градусов! Превосходно можно купаться!», — восклицает мужчина, резко останавливается, достает из кармана упаковку таблеток, выдавливает себе на ладонь две, глотает, тяжело дышит. Женщина гладит его по спине.

Через минуту продолжают путь. На женщине светлая шляпка с мягкими полями.

Большая компания на противоположной стороне улицы, молодые люди с предельно короткими стрижками и во всем темном, цвета асфальта. Громко переговариваются: «А ты какой мяч взял?» — «Как обычно, у Петрова из тренерской» — «Ты что, совсем, что ли? У Петрова из тренерской, ну ты дебил! Договаривались же, что возьмем нормальный мяч, я этим дерьмом играть не собираюсь» — «В следующий раз сам и бери нормальный» — «Сам и возьму».

Их догоняет парень еще, скачет большими прыжками с горы. Придерживает на голове бейсболку козырьком вперед.

«Я подумал, что я там буду, как полный придурок, один сидеть!» — «Надеюсь, ты хоть мяч взял нормальный?» — «Не взял».

Откуда-то возникает и взлетает в воздух мяч, тот самый, ненормальный, цвет его в ночи не различим, молодые люди перекидывают его друг другу точными жестами, мяч стукается об их крепкие ладони с приятным упругим звуком.

Переходят дорогу, спускаются ниже, явно держат путь на набережную. Играть во что-то с мячом, в футбол? Волейбол? Баскетбол? Регби? Хотя мяч для регби выглядит иначе, имеет форму дыни.

Уже издалека доносится: «А хоть Светке ты позвонил?» — «Естественно. Приедет. Такси ждет» — «А пожрать она что-нибудь принесет?»

Странные люди играют в мяч по ночам на самарских набережных.

Вверх, вы поднимаетесь вверх, серебристый тополь гол, американский клен роняет прошлогодние еще семена – крылатки, они классически закручиваются в воздухе при падении, отчего-то продержались всю зиму, а сейчас, именно сейчас, решили упасть, вам под ноги, устлать дорогу.

У обочины тормозит серебристый автомобиль, человек на пассажирском переднем сиденье перегибается наружу и выплескивает из трехлитровой баклажки порядочно пива. Пиво пенится и омывает пыльные колеса. Пустую баклажку пассажир оглядывает внимательно, утягивает обратно в салон. Серебристый автомобиль резко трогается, а вы вспоминаете детектив из советской жизни, где важную роль играл цвет автомобиля: свидетель описал его серебристым, а это оказался некоторый обман зрения.

Неожиданно работает продуктовый киоск на пересеченье улиц, из окошка выглядывает черноволосая и чернобровая продавщица, утренним голосом громко предлагает вам сейчас еще погулять, а вот часиков в пять зайти за горячим хлебом.

Худой гражданин ведет на поводке собаку вроде бы никакой не породы, но очень симпатичную. Она уверено ступает справными ногами, хвост крючком, на мгновение попадает в круг света от фонаря и виден удивительно приятный цвет собачьей шерсти, кофе-с-молоком, может быть, это все-таки породистая собака, лабрадор.

Худой гражданин здоровается с ночной продавщицей и просит оливок. Продавщица протягивает ему банку, «и еще консервированной фасоли, будьте добры, да, вот эту, в соусе». На миниатюрное подобие прилавка выставляется фасоль, гражданин аккуратно перекладывает покупки в матерчатую сумку с изображением знаменитой в прошлом поп-певицы, собака смотрит вопросительно.

«Идем уже Барсик, идем! Сейчас попируем с тобой!», — гражданин разворачивается и споро поднимается в гору, собака радостно бежит. Барсик — сокращенное от «Барс», по всей видимости.

Идете медленно. Вас обгоняют люди, парами, компаниями и поодиночке, они могут переговариваться, могут молчать, обниматься, держаться за руки или сохранять дистанцию, могут смеяться, хныкать, молча страдать.

Вы представляете себе, как они возвращаются под утро домой — рассвет красит крыши и мусорные баки в густо-розовый, поют счастливые птицы или звенят первые трамваи, возвращаются домой.

Пьют воду или заваривают чай, или допивают полбокала шампанского, уже почти лишенного углекислоты, расстилают постель и ложатся спать, сон меняют их лица в другую, лучшую сторону, и простыни нежны, и подушки в меру мягки.

Вам кажется, что вы можете угадать мотивы сновидений, что приходят к ним утром.

Вот эта девушка в узких джинсах, сзади застежка-молния длиной во всю длинную ногу, она увидит обязательно во сне себя свадебном салоне, примеряющей платья. Особенно понравится один смелый фасон, она спросит продавца, можно ли заказать такое же, но бирюзовое. Зайдет ее мать с платьем на вешалке, оно окажется деревянным.

В реальности девушка замуж не собирается. Проснется испуганной, сердце будет колотиться в ловушке ребер – деревянное свадебное платье! — но скоро пройдет.

Вы покупаете две зажигалки на всякий случай, возвращаетесь к дому. «Какое число-то сегодня, а?», — спрашивает из распахнутого окна старик в белой майке. Его волосы всклокочены, на груди – массивный крест.

Называете число, вчерашнее. Извинившись, поправляетесь.

Девушка в красном пальто выходит из своего пристенного укрытия, торопливо закуривает, с наслаждением затягивается. Замечаете, что на руках у нее тонкие перчатки из кружева.

«Обалдеть, — с облегчением говорит она, — пока тут стою, каких только типов не повидала. Один мужик елку тащил, представляете? Вынес из подъезда, и понес. Вот, иголками все загваздал…Сумасшедший, правда? ».

Вы неопределенно улыбаетесь. Странные люди ходят ночами по самарским улицам, вы всегда это знали.

Странные люди: мы.”: 8 комментариев

  1. Атмосфера апрельского вечера, ночи. Очень точная зарисовка, точная и местами жесткая.

  2. очаровательный репортаж! так сразу захотелось снова гулять по ночам, как в пору безрассудной юности! думаю, майские ночи для этого подходят не хуже апрельских ;)

  3. АААААА,фото-то,фото!:)))
    Нашего Славы,ага:)))Новосиб щёлкнул,а смотри,как логично в Самаровскую ночь,вписалось фото…
    Дорогая,»Пьют воду или заваривают чай, или допивают полбакала шампанского….. расстилают постель и ложатся спать, сон меняют их лица в другую, лучшую сторону….»,блин Цветаева сразу..
    «Вот опять окно,где опять не спят
    Может пьют вино,может так не спят
    Или просто рук не..(бла-бла..забыла…)разнимут? двое
    В каждом доме друг,есть окно такое.»
    Я и дальше могу:)))
    Ты знаешь.
    Чудесная статья.Офигенная статья.На одном дыхании.

  4. И всё,сил моих больше нет…
    Я правда устала от …написать сюда коммент,это…сцуко,как пройти отбор в космонавты…
    Все эти вшивые коды,буковочки ..
    Пока введёшь,хочется забыть об этой газете навсегда.Без обид.

  5. Необходимо поправить: "или допивают полбакала шампанского" — полбокала; "Вот, иголками все загваздал…" — загвоздал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *